?

Log in

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com

Previous 10

Jun. 16th, 2017

Захар Прилепин «Взвод: офицеры и ополченцы русской литературы». Опыт рецензии.

Соорудив в своё время критические экзерсисы на Быкове, Акунине и Канторе…, позанимавшись изучением Булгаковского наследия, оброс я таким уровнем нахальства, что сподобился замахнуться и на Захара, понимаете ли, нашего Прилепина.
«Взвод» прочитал.
Делюсь впечатлениями.
Не исключаю, что Захару они не понравятся, но здесь я уповаю на здравую мысль, приписанную автором «Взвода» Павлу Катенину: «… нелепо было бы убивать человека из-за критической статьи». И, правда – нелепо.

Начну с немаловажного.
К какому литературному жанру можно отнести это произведение?
В аннотации определения нет - «Взвод» назван здесь книгой.
С этим не поспоришь, книга и увесистая: «800 страниц убористого текста».
Кто-то назвал эту работу Прилепина романом и получил от него резкую отповедь: «"Взвод" никакой не роман, но так как журналисты у нас люди, как правило, глубоко не образованные даже в области филологии, то спросу с них нет».
Может быть художественно-биографическая проза? Похоже. «Взвод» отчасти напоминает такой, коллективный ЖЗЛ. Да, но здесь же, внутри, собран, литературно-критически проанализированный поэтический альманах. В книге, кроме того присутствует несомненный, по крайней мере для меня, научно-исторический привкус. Оцените: библиография – около 200 названий, включая архивные материалы. Своим большим трудом Захар Прилепин вернул в литературный оборот фамилии, уже еле-еле освещаемые иссякающими лампадами российской памяти.
Но если задаться вопросом, о чем эта книга, зачем ее написал Захар Прилепин, то ответ будет однозначным: полемика. Главный заряд книги публицистический.
Вот так вот – всего и много и всё в одном флаконе, томе, то есть.
Попытка связать все перечисленные выше жанры воедино состоялась.
Получилось?
Скажу так: на мой взгляд – не совсем. Нет, в целом всё добротно, местами талантливо, но…
Дело в том, что каждый из охваченных видов литературы предъявляет к автору свои требования.
Историческая проза, к примеру, связана с последовательной, возможно даже скрупулезной обстоятельностью, а публицистика, напротив, живет в объятиях ярких, сильных и ловких, а главное – острых высказываний и иносказаний.
Прочитав несколько глав, понимаешь, в изложении есть единообразный повторяющийся ранжир: биография, описание воинских и гражданских подвигов и заслуг выбранного героя, набор его стихов, отсылка к поэзии иных времен, демонстрация глубины связи воина-поэта с современностью.

Хорошо сложилось с жизнеописанием Федора Глинки, где читателю открываются, редко кому знакомые, яркие перипетии вокруг вхождения на престол Николая Первого. Это интересно.
С остальными получилось не так ярко.

Захар Прилепин считает, что он написал хорошую книгу.
Возможно, что так оно и есть.
Но в борьбе за читательское внимание «Взвод» не выделяется. Таких хороших книг много. Как писал Александр Иванович Арнольди (1817—1898) — генерал от кавалерии, участник Кавказских походов и русско-турецкой войны 1877—1878 годов, военный губернатор Софии: « В то время мы все писали такие стихи».
Возникает правильный вопрос: почему же я взялся писать рецензию на это произведение Захара Прилепина, если оно мне кажется достаточно обыкновенным? Можно было бы и промолчать. Никому я ничего не должен и за язык меня никто не тянул.
Есть причина.
Непреодолимо толкнула меня к чтению «Взвода», статья Захара «Золотой век шлет привет». Вот это написано сочно, ярко, одним словом - сильно. Каждая фраза блестит, текст скроен ладно, всё «в строку». Прочитанное понравилась мне так, что захотелось окунуться в источник, из которого эссе было зачерпнуто.
Автор показал этот источник - «Взвод».
В результате сложения первого со вторым возникло ощущение: «Привет» - авангард, здесь настоящий бой: преодоление, боль...
А «Взвод» - тыл, обоз, если хотите.
Да, я знаю, одно без другого не бывает.
Победа дитя и тыла, и фронта.
Но так мы устроены: нам в книжке самое-самое яркое и сладкое подавай.

Есть еще один аспект.
«Взвод», это непринятый вызов.
Прилепин пишет: «Я думал, что меня будут оспаривать.
Я знал, что оспорить меня невозможно: любой человек, прочитавший книгу «Взвод», с печалью или с радостью признает мою правоту…
Но всё произошло несколько иначе.
Книгу «Взвод: офицеры и ополченцы русской литературы» было решено признать не существующей. Ведь оспаривать то, чего не существует, не имеет смысла».
Кому брошена перчатка-«Взвод»?
Она упала перед нашими рукопожатными, теми, кому Донбасс – неприятная, обездоливающая любителей хамона, обуза, а Крым, он, чей угодно, но не наш.
Их много. Можно сказать в московской пишущей среде они составляют большинство, они эту среду в основном и образуют.
Захар вышел на бой, а «вокруг тишина».
Прилепину нужна реакция. «Человек не мыслим вне общества» (Л.Толстой). Писатель Захар Прилепин не может проигнорировать своих коллег.
А они его могут.
А почему автор «Взвода» решил, что вызов должен быть принят?
Подавляющее большинство, ему тихо противостоящих, имеют в послужном списке только один впечатляющий подвиг – они геройски откосили от призыва, но ума у них достаточно, чтобы понять, поле боя, предложенное автором «Взвода», им категорически не подходит.
Дискутировать на тему войны и литературы с писателем, который реально ходит под пулями, это всё равно, что пытаться в театре переиграть вышедшую на сцену кошку.
Захар пригласил Быкова и всю его рать на прямую наводку.
Не вышли.
Разбираются.

И о самом главном.
Книга «Взвод» при всех достоинствах и недостатках призвана формировать у российского читателя образ положительного героя.
И не беда, что мы, в подавляющем своем большинстве, не воюем и стихов не пишем, основной мотив книги - патриотизм – нам доступен вполне.
Быть патриотом, это правильно. Об этом говорят со страниц книги все её герои от Державина до Бестужева-Марлинского. Немного по-разному, не сразу, некоторые со временем, не хором, но говорят.
И здесь мы сталкиваемся с основной проблемой всех времен и народов - идентификацией добра и зла.
У Прилепина патриотизм - высшая форма добра.
Но мы знаем, что есть и иные точки зрения, с указанием на место последнего прибежища негодяя.
Русская, российская проблема отношения к патриотизму, старше не только полемики западников и славянофилов, она идет через Петра, линия её теряется, проходя через переписку Ивана Грозного с изменщиком Андреем Курбским…
На поверхности все выглядит не очень замысловато. Реальный опыт западных стран, обеспечивающих, постоянно ускользающий от России технический и социальный прогресс, противостоит глубокой уверенности в необходимости и единовозможности поиска собственного пути.
«Не постепенными, не медленными успехами на поприще образованности; не долговременными, постоянными, трудными заслугами в деле человечества и просвещения, - нет: быстро и вооруженной рукой заняли мы почетное место в числе европейских держав» - это слова героя «Взвода» Петра Вяземского «еще до ухода от своих либеральных иллюзий».
Все это понятно.
Но есть и непонятное.

Прилепин сам в книге задает вопрос о природе «отчаянного русофильства» либерально настроенных «декабристов» и им по духу близких русских офицеров.
Объяснения автора такие:
- прошли войну, поэтому «кровью скреплены со своей землёй»;
- будущие декабристы «росли среди русских людей – у каждого была своя Арина Родионовна - и в русских пейзажах, и воевали рядом с русскими людьми».
Интересно, а почему этот вопрос у Прилепина вообще возник? Очевидно, это реакция на современное состояние, когда нынешние либералы, «выросшие среди русских людей…» в большой своей части являются матерыми русофобами.
Думаю, ответ Захара Прилепина не полон. Декабристы не только жили, они владели. Россия частью, дарованной дворянству, с людьми, жившими здесь, была их законной собственностью. Они и родину, и своё, кровное защищали. Не забудем, что Наполеон находился на грани отмены крепостного права в России.
И это наиглавнейшая причина.
Другой, не нынешний патриотизм был у героев «Взвода».
А вот либерализм остался прежним. Крепостническим: есть я (немножко – мы), а вокруг быдло, ватники по сегодняшнему.

Книга, по её прочтению, ставит и другую, более сложную проблему.
Почему Александр Шишков, из семьи, где было семеро детей и 15 душ крепостных, был и оставался яростным консерватором, а потомок самого Рюрика, богатейший Петр Вяземский – либерал, работы которого и сегодня в ходу у прекраснолицых.
Таких примеров много.
В чем причина? Семья? Окружение? Обстоятельства? Да, да и еще раз да. И все же?
Возможно, что основная причина кроется в глубинах нашего сознания, там, где находятся истоки эгоизма.
Всем людям присущ эгоцентризм (egocentrum) поскольку картина известной Homo sapiens части мироздания составляет основу, фундамент сознания, и каждому человеку принадлежит место в центре его индивидуального полотна.
Человек-эгоцентрик способен любить весь мир, но только в том его варианте, где он, со своим неизбывным эго, находится в самом центре. Именно этот мир и никакой иной, он готов спасать, защищать и совершенствовать.
Но эгоцентризм только плоскость эгоизма. Его объем определяется еще и уровнем самооценки человека - egoaltius, т.е. высотой той ступеньки социальной лестницы, которую он считает достойной себя. Разница между уровнем самооценки и реальным местом, занимаемым индивидом в социальной иерархии формирует критическую массу нереализованного эгоизма человека. Именно она определяет степень его потенциального противостояния реалиям общества, в котором он живет. Добавим к этому, что шкала на этой лестнице может быть для одного местячковая, а для другого – мировая.
Индивидуальное для каждого из нас соотношение между egocentrum и egoaltius лежит в основе деления людей на либералов и консерваторов. Противоречия между этими направлениями общественной мысли, проистекают из человеческой природы и существовали даже тогда, когда этих терминов еще никто не знал.
Консерватор (патерналист, славянофил, патриот) защищает и совершенствует мир под свои представления о его идеальном образе, и тем самым повышает свое egoaltius.
Либерал (западник, космополит) исчерпывающе определяет назначение окружающего его мира в обеспечении ему условий для роста egoaltius.
Противостояние между этими позициями вытекает из самой природы человека и поэтому неразрешимо, как неразрешимо и вечно противоречие между «жаворонками» и «совами».
Добро и зло могут таиться в любом обличии: и космополита, и патриота, поскольку даже эти основополагающие понятия морали не абсолютны. Мы их формируем при непрекращающемся, никем не регламентированном - спонтанном делении на консерваторов и либералов.

И в завершении.
«Взвод» Прилепин открыл мощной фигурой Гавриила Державина.
Сознайтесь, что вам сразу приходит на ум, когда вы слышите эту фамилию?
Конечно: «Старик Державин нас заметил / И, в гроб сходя, благословил…»
Не скрою, ждал я найти эти строки в жизнеописании Державина.
А вот их-то и не оказалось.
Более того, перечисляя поэтов, на которых Гаврила Романович оказал влияние, автор упоминает многих: Бродского (этого особо), Баратынского, Грибоедова, Тютчева, Брюсова, Блока… Юнну Мориц, включил он в этот список. А Пушкина в нём нет.
В этой связи вспомнился прижизненный музей Зураба Церетели на Большой Грузинской в Москве.
Там в одном из залов, представлена загогулина, собранная из маленьких моделей наиболее известных архитектурных памятников мира.
Подходят к этому произведению посетители и с удовольствием сообщают: «Это – Биг Бен», «А вот это - Пизанская башня»…
Даёт Церетели людям возможность продемонстрировать свою культурность…
А вот Захар Прилепин не даёт.

May. 15th, 2017

В СССР все было совсем не просто.

http://viperson.ru/articles/sssr-kak-eto-bylo

Apr. 22nd, 2017

Прогноз.

Кудрин прогнозирует выход на траекторию устойчивого роста к 2035 (!) году.
Кто такой Кудрин - мне, лично, давно ясно.
А вот ситуацию своим смелым прогнозом он напомнил почти анекдотическую.
Дело было в году так 1977.
Я работал в отраслевом институте Минэлектротехпрома, и занимались мы высоковольтной аппаратурой (электроподстанции видели? - там почти всё наше, высоковольтное аппаратурное).
Ну так вот, пришла к нам очередная грозная бумага из Министерства с предписанием. Повелели нам сделать прогноз о том, какие-такие у нас в будущем возникнут изделия и когда это, обязательно светлое завтра наступит.
Писать бумагу, она же - прогноз наше начальство отрядило трех, естественно, самых умных: Д. - начальника отдела воздушных выключателей; И. - начальника отдела масляных выключателей и, конечно, меня.
Сначала посидели, вспомнили тихим добрым словом авторов министерского циркуляра, но затем решили что-то и написать.
Роли распределились следующим образом:
Д. диктует.
И. пишет.
Я - наслаждаюсь.
Д. - Пиши. Наши изделия будут находиться на уровне лучших аппаратов, лучших фирм... слаборазвитых стран.
И. - А когда?
Д.- Ты когда на пенсию уходишь?
И.- В 82-м.
Д. - А я в 83-м. Пиши в 1985 году.

Jan. 11th, 2017

Политические санкции или грязные методы конкурентной борьбы?

Стало известно, что законопроект о новых санкциях в отношении России, подготовленный группой сенаторов США, касается энергетического сектора российской экономики. The Wall Street Journal пишет, что под санкции подпадают инвестиции на сумму более $20 млн, способствующие развитию российских газовых и нефтяных проектов.

Есть во всей этой истории одна, остающаяся вне зоны общественного внимания тонкость. Она заключается в том, что США намереваются стать не просто экспортером сжиженного газа, а глобальным регулятором мировой торговли газом. Как отмечается в докладе Международного энергетического агентства (WEO2016), большие ресурсы газа, гибкость добычи и использование возможностей для развития своповых операций, с ориентацией поставок на премиальные рынки, сделают из спотового хаба Henry Hab (штат Луизиана, США) глобальный ориентир в области инвестиций для всех, экспортирующих газ стран.
Правда, на пути к реализации этих, прямо скажем, нескромных замыслов лежат довольно значительные сложности.
Дело в том, что расчеты американских энергетических стратегов, мечтающих о мировой энергетической гегемонии, основываются на предположениях об опережающих темпах развития производства СПГ по отношению к трубопроводному газу: прогнозируется, что к 2040 году сжиженного газа будут продавать уже больше, чем трубопроводного. Но при нынешнем уровне цен на СПГ, снизившихся за последнее время примерно в 2,5 раза, вложения в новые проекты СПГ уже не кажутся столь привлекательными.
У трубопроводного газа есть серьезные конкурентные преимущества: технологические затраты при доставке газа потребителям при этой технологии примерно в 2,5 раза ниже, чем у проектов СПГ. Не будем забывать и о том, что газовозы везут полезный груз только в одном направлении и чем больше плечо доставки, тем ниже коэффициент использования СПГ-танкеров. Не случайно первый танкер с СПГ с американского завода по производству сжиженного природного газа Sabine Pass, был отправлен вопреки прогнозам не в Европу, а в Бразилию.
Скажем проще: в настоящее время цена на газ в мире не покрывает всех затрат на производство СПГ в США. Именно поэтому был придуман интересный ход: продавать американский газ без учета стоимости инвестиций в создание мощностей по его сжижению (это называется sunk cost). Иначе эффективность «не вытанцовывается».

Вот тут-то на помощь и спешат американские сенаторы.
Применение санкций против одного из глобальных игроков на рынке газа – России – направлено на создание для американских энергетических компаний конкурентных преимуществ. И если для этого должны были возникнуть ужасные, везде проникающие всемогущие русские хакеры, то они и появились.
В нужное время и в нужном месте.

Apr. 15th, 2016

Кто придумал СССР?

http://viperson.ru/articles/sssr-avtora

Apr. 13th, 2016

Что дал миру октябрьский переворот.

http://viperson.ru/articles/o-polze-vreda

Apr. 5th, 2016

Чему учит «офшорная история»?

Начнем с заявления директора Международного консорциума журналистских расследований (ICIJ) Джерарда Райла о том, что
расследования, связанные с панамскими офшорами, не было направлено против российских властей.
«Теперь вы видите, что расследование не было направлено против России. Это не вброс против Путина. Это история про офшорный мир», — сказал Райл.
Очень давно был выпущен прекрасный французский фильм «Дьявол и десять заповедей». Он состоит из нескольких новелл. В одной из них любовница, получившая в подарок очень дорогое колье, пытается обмануть мужа, соединив его с дешевой бижутерией в бауле, который муж должен получить в камере хранения по случайно найденной женой квитанции.
Вот такая сложная интрига.
Сегодня в качестве дешевой бижутерии выступают: шесть английских лордов, папаша премьера Кэмерона (покойничек), президент Порошенко, король Саудовской Аравии, семья президента Азербайджана, всемирно известный футболист... Да, еще и премьер Исландии, до кучи.
И среди этого мало стоящего хлама (так уж получилось) оказывается колье с бриллиантами - Путин.
Точнее, даже не Путин, а отблеск Путина. Видение Путина.
Самого Путина нет. Не обнаружили, но написали, что должен был быть. Хотелось бы иметь не догадки, а улики. Но здесь уж ничего не поделаешь – пришлось недоваренное подавать. Спешили сильно. Видно очень надо чем-то украситься.
Да, следует признать: что-то в представленном полуфабрикате все же есть.
Виолончелист не может прогонять по счетам в оффшоре $2 млрд.
Ну не бывает такого. Это уже не уровень виолончели, такого не может себе позволить даже орган.
И окружение подходящее светится: Лисин, Ротенберг.
Ну, должен быть здесь путинский след. Просто обязан был проходить в этом месте путинский путь.
Не нашли.
Хитрый, значит.
Надо искать дальше?
Надо, но некогда.
Не то плохо, что рейтинг темнейшего в России стоит, как Эверест, а то неприятно, что Путин пример для стран, перенасыщенных достижениями демократии, подает. Так будут дела развиваться, дойдет до того, что народ Германии потребует, чтобы Меркель верхом на мустанге проскакала, и торс свой продемонстрировала. Хотя и это не самое страшное.
Итак, чему же учит нас панамская история?
Правильно:
1. Спешка нужна при ловле блох. В иных вариантах она вредна.
2. Не считайте окружающих (читающих) глупей себя (авторов).

Apr. 4th, 2016

Интересная деталь офшорных разоблачений.

РБК пишет : «Среди упомянутых в документах Mossack Fonseca встречается и имя отца Кэмерона — Иэна, биржевого маклера и мультимиллионера. Это не новость — о том, что на него был зарегистрирован офшор в бытность его сына еще студентом Итона, писала в 2012 году The Guardian».
Нет, это новость и еще какая.
Дело в том, что отец премьер-министра Кэмерона умер 6 лет назад.
И сын, участвовавший в разделе наследства, не мог не знать об оффшорных увлечениях своего папаши.
Журнал Spear's пишет, что разоблачения ICIJ для Кэмерона пришлись некстати - он готовит саммит по борьбе с выводом средств через оффшоры.
Вот там он и расскажет, как покойный папа 6 лет руководит оффшором, оставляя сына в полном неведении.
Эта тема посильнее будет, нежели выстроенная на предположениях связь Путина с виолончелистом Сергеем Ролдугиным.

Feb. 17th, 2016

Небратьям.

Да, хорошо, убедили – не братья вы мне.
Тогда у меня к вам вопрос: а у вас вообще-то родня есть?
Вот у меня братьев много: татары, башкиры, черкесы, абхазы и чукчи… - все мы братья. Не без проблем, но живем.
А у вас?
Может вам немцы братья?
Или поляки? Они уже перестали вас за быдло держать?
Ах, да! – американцы.
В русской литературе и фольклоре есть такая фигура – родства непомнящий:
«Я не со всякимъ встрѣчнымъ связываюсь и предпочитаю быть осторожным съ людьми, непомнящими родства» (Салтыков).
Вот и я – подальше от вас.

Feb. 12th, 2016

Президент России Владимир Путин не знает о том, что против него подан иск в суд со стороны Алексея Н

Все это уже было.

Иван Грозный - Курбскому: "Тебе лаяться со мной - честь, мне с тобой - срам".

Previous 10