?

Log in

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com

Previous 10

Jul. 14th, 2017

О дипломатической собственности.

Да, да. Это о той, принадлежащей России, недвижимости, находящейся на территории США, что американские власти нагло забрали у нашей страны.
В этом эпизоде в полной мере отразилось всё то, что является внешней политикой РФ периода Путина.
У этой политики нет автоматической рефлексии.
В эпоху СССР американцам не пришло бы в голову что-то забирать у посольства нашей страны, поскольку "ответочка" прилетала незамедлительно и бесповоротно.
Реверанс в сторону новой администрации США - постановка высылки 35 дипломатов на "лист ожидания", ничего не дал и дать не мог.
Путин и его советники при формировании политики взаимоотношений с США пусть и не в полной мере, но всё же основываются на полуистлевшем учении бывшего министра иностранных дел, периода раннего Ельцина - Андрея Козырева. Основной постулат этого "учения" заключается в признании принципиальной возможности создания механизма партнерства США и России. Да, соображают наши внешнеполитические стратеги, между странами есть глубокие и принципиальные противоречия. Но они носят и постоянный, и неразрешимый характер.
Поэтому их необходимо вынести за скобки, и рассматривать лишь те формы взаимодействия, которые можно и должно согласовывать к взаимному удовлетворению.
У этой, внешне благостной позиции, есть одна скрытая деталь. Такая форма взаимодействия стран возможна только в том случае, если стороны признают друг друга равновеликими величинами.
Так и было в эпоху противостояния СССР и США.
Они нас в то время ровней себе считали.
Сегодня это совсем не так.
Штаты 70 лет сражались с антиподом, не для того, чтобы убедившись в его разложении, столкнуться с тем, что вяжущий их глобальный ракетно-ядерный паритет сохранился, а подпирает его какая-то мелочь, контролирующая не более 2% мирового ВВП. И в этом есть суровая логика реальной жизни: сказка о Давиде и Голиафе должна оставаться только сказкой.
И хотя подсчеты соотношения сил на основе существующих статистических оценок, не дают адекватного реалиям результата, вопиющее неравенство возможностей ракетно-ядерных антагонистов очевидно и никем не оспаривается.
Поэтому выгородить между Томагавками и Искандерами благостную лужайку, на которой Лавров и Тиллерсон смогут протанцевать польку в стиле "Ach, Du Lieber Augustin", не получится.
С позиций американской элиты танец с букашкой смешон - её не танцевать, ее давить надо.
Резюме.
Между Россией и США существует противоречие по аграрному вопросу: кто кого закопает.
При любом президенте и администрации целью США останется полное уничтожение России.
И здесь не должно быть никаких иллюзий.
Они контрпродуктивны и и вредны.
Поэтому американскому послу надлежит немедленно съехать из Спасо-Хауса и подготовить к отъеду в США 35 своих сотрудников.

В дополнение.
Сложившаяся ситуация, с высылкой наших дипломатов и кражей в США дип. собственности России, и возможных ответных мер, является прекрасной демонстрацией пагубности импровизаций во внешней политике.
Благое намерение руководства России - дать позитивный сигнал новой администрации США - оказалось еще одним камнем, котором, как известно мостят хорошо известную дорогу.

Jul. 5th, 2017

Что Путину надо помнить при переговорах с Трампом.

Нам надо благодарить Провидение, снизошедшее на Землю в виде разъяренных американских демократов.
Они делают всё возможное, чтобы не дать Трампу на прямую общаться с Путиным и реализовать свой бизнес-потенциал в отношениях с Россией.
Сердечное спасибо им за это и низкий земной поклон.
Напомню, что новоизбранный президент, в первую очередь, профессиональный бизнесмен. И, как всякий специалист, «подобен флюсу: полнота его односторонняя».
Трамп совершенно искренне считает, что он способен сделать Путину столь заманчивое предложение, что тот просто не сможет от него отказаться.
А Путин откажется.
И сделает это не потому, что он плохой и вредный (хотя…?), а только потому, что любое предложение, кроме сохранения и укрепления status quo, Россию не устроит. А Трамп не про стабилизацию. Он про движение. Он про доход. И доход исключительно для США.
Бизнесмен, переживший несколько банкротств, имеет иммунитет от страха. Он не боится доводить ситуацию до кипения, до самого предела – именно здесь ломаются противники.
И получивший отказ Трамп тут же превращается в… Ленина:
«Он
к врагу
вставал
железа тверже...»
Трамп не Обама. Он, не задумываясь и не рефлексуя, SWIFT нам скрутит в мгновение ока.

Как себя вести в этой ситуации?
Не знаю. Но почему-то вспомнилось.
Заходит мужичок в бар и вежливо спрашивает:
- Кто здесь хочет мне пасть порвать?
Приподнимается огромный бугай?
- Ну, я.
- Тебя как зовут? - спрашивает мужичок.
- Вася.
- Кто здесь нам с Васей хочет пасть порвать?

Jul. 3rd, 2017

Россияне сказали: Сталин - №1. Почему?

Скажу прямо. Мало тем, которые задевают меня «за живое».
Сталин - одна из них.
Так случилось, что, в свое время, мне довелось помочь кинорежиссеру Алексею Герману при завершении работы над фильмом «Хрусталев, машину!»
Была возможность помочь и помог. Мне это было нужнее, чем Алексею Юрьевичу. Любое прикосновение кисти великого мастера к полотну «Россия и Сталин» добавляло в нем новые нюансы и оттенки, заставляющие нас еще и еще раз постараться выяснить для себя – что нам нужно знать и понимать о Сталине.
Но если подходить строго по либеральным канонам, то фильм А.Германа – это один из многих способов забалтывания, подмены интереса к истории любопытством, превращения истории в анекдот.
С таких позиций и сам факт дискуссии о Сталине крайне вреден, поскольку поддерживает в гражданах-телезрителях неопределенность в отношении ко всему тому, что действительно нужно знать и понимать о Сталине.
Признаюсь, виноват - я отношусь к тем, кто до конца не всё знает и не всё понимает.

Но от нынешних остракизматиков Сталина, я отличаюсь еще и тем, что помню те дни, когда страна с ним прощалась. Не забудешь протяжный пятиминутный гудок уральских заводов, плачущих женщин и слова: «Теперь война будет».
Было интересно и немножечко страшно.

Мне думается, что дискутируя, перебирая нюансы той части истории страны, которая прямо связана с личностью Сталина, люди подспудно ищут ответы на актуальные вопросы своего нынешнего бытия. Иначе никакого интереса не возникало бы.
Сталин в сознании народов России фигура не только мрачная. За Сталиным закрепился ореол вождя и победителя. Но под Сталиным оказывается есть и сильный фундамент – величие СССР.
Устойчивость этого сооружения впечатляла многих.
Его устройство и сегодня не понимает почти никто.
Если посмотреть с позиций сегодняшнего дня на нашу недавнюю историю, то занимательная картина получается. Людей истязали трудом, уничтожали миллионами, лишали элементарных благ и свобод, а вся страна искренне и радостно пела о том, что другой такой – «где так вольно дышит человек» - нет!
Парадокс? Нет.
Сталин первый и единственный в истории России человек, с именем которого народ страны связывает обретение того, чего он здесь был лишен веками - самоуважения. Да, если быть точным, то Сталин «подарил» жителям СССР иллюзию собственного достоинства. Сталин «со товарищи», врал всем и каждому о его высоком предназначении, о неизмеримой ценности и важности всего, что им делается сейчас и еще более того, что будет сделано.
Я написал «врал». Но я не до конца уверен, что Сталин врал. Возможно, и сам в это искренне верил.
Сталин снял у жителей СССР ощущение колониальной зависимости от элиты, которая была им отправлена «под нож».
И именно за это его любили истово. Любили, а некоторые и сегодня любят так, как в этой стране, не любили никого. Человеку 30-х годов, которому еще двадцать лет назад давали пинка под зад, если он случайно оказывался в вагоне первого класса, в Стране Советов предоставлялась возможность искренне поверить в государственное признание своей исключительности и избранности, утвердиться в мысли о своем высоком предназначении, в то, что он не «человек-тесто», а «человек-дрожжи». Была создана иллюзия массовой всеобщей элитарности по признаку места жительства (СССР) и роду занятий (военный, шахтер, ткачиха ….).

Интересные ребята либералы от истории. Все-то они знаю. Всё понимают.
Успехов им.

Jul. 2nd, 2017

Украине скажите спасибо.

Либеральные, а следовательно русофобо-ориентированные СМИ, вольготно расположившиеся в нашем Отечестве, выдали "на гора" серию статей с недоумением.
Непонятно прекраснолицым, почему при снижении уровня жизни, отношение россиян к власти не меняется - они власть продолжают сильно поддерживать.
Подобно герою "Поднятой целины" Островнову, ходят рукопожатные вокруг Кремля и злую думку думают - ну когда же настанет тот желанный момент? Когда серые массы взъерошатся и дадут наконец заждавшимся желающим взгромоздиться им на шею?
А момент все не идет и не идет.
Сколько ждать можно? Так всю жизнь в Жан-Жаке и просидишь.
Действительно, есть определенная странность - уровень жизни реально снизился, а протестная активность не возросла.
В чем же дело?
А оно в том, что непоколебимость государственных устоев прямо зависит от выполнения двух главнейших требований:
- сегодня не хуже, чем вчера;
- здесь, у нас не хуже, чем у соседей.
Вот, на этом, в общем-то, нехитром наборе критериев стабильности основывается то, что определяет надежность выживания любой государственной машины.
И вот, мы наблюдаем - сегодня в плане материальном действительно хуже, чем вчера.
НО!
Есть пример соседей.
И этого оказывается довольно.
Именно украинскому майдану со всеми его прелестями должны сказать спасибо наши оппозиционеры, стоящие в очереди за куском власти.

Jul. 1st, 2017

"Гарри Поттеру" - 20 лет.

На днях исполняется ровно двадцать лет с момента выхода книги "Мальчик, который выжил".

Если вы обратите внимание, то за последние годы, постепенно вся художественная литература перекочевывает в область, тяготеющую к жанру фентези. Здесь описывается то, что было, но при этом никогда не было, например, у кого-то в прошлом открылся третий глаз в неожиданном месте и он глядя через него рассказывает нам наше будущее. При этом возможен и желателен крутой замес из сочетания максимального количества чудесных явлений и возможностей…
Писатели тяготевшие к иным жанрам не могут не откликнуться на спрос: они фантазят помаленьку – герой в карты не может проиграть и пуля его не берет, или пряжка какая волшебная на снежной дороге в руки прыгнет… И вся эта фантастическая мура активно пишется и неплохо продается.
Почему?
Почему это пишется – понятно.
Авторы современных сказок для взрослых избавляется от самого тяжелого в писательском труде: необходимости обеспечения полной адекватности содержания повествования реалиям жизни. И производительность писательского труда в этом случае возрастает неимоверно. Количество ударников, освоивших формирование сюжетов методом трех «П» - пол – потолок – палец, растет стахановскими темпами.
Но почему это пользуется спросом?
Сказка - самый древний жанр. Фентези - её прямой наследник.
Сначала была сказка.
По мере того, как общество развивалось, возникла ЛИТЕРАТУРА.
В ней произошло смещение акцентов: люди - пишущие ограничили иррациональную составляющую в своих произведениях в пользу «правды жизни». Литература длительное время была востребована читателями в качестве пособия, дающего некие рецепты поведения в разнообразных жизненных ситуациях. Литература, кроме всего художественного, что она в себе несла, предлагала человеку еще и научиться способам приспособления, выживания и саморазвития в ситуациях разной степени экстремальности. Неудачная любовь – что делать? Друг предал – как ответить? И так до бесконечности. Не всегда актуально, но для приобретения опыта жизни – полезно.
В литературе существовал своеобразный скрытый 25 кадр.
Это было обучение жизни.
Да это еще и в интересном обрамлении изящной словестности .
Трудно было еще недавно представить взрослого мужика увлекающегося сказками. Нет, такие, конечно, существовали, но массовым это занятие не было. Это точно.
А сегодня?
Сегодня фентези захлестнуло мир. Это не только литература, это еще кино и виртуальные игры.
В чем причина такой популярности сказочного жанра?
Она в эпидемии инфантилизма.
В основе этой напасти лежит сочетание двух основных факторов: у огромной массы людей качественно изменился характер труда – они стали производить «некое ничто», и резко увеличилась масса незанятого времени, которое требуется превратить в свободное – насытить его неким содержанием. Я не буду больше развивать эту мысль, приведу одну понравившуюся мне цитату: «Ровно так же, как ученик не является творцом мира, им не является и офисный сотрудник. Он ровно такой же ученик. Есть учитель, дающий ему непонятные задания и карманные деньги, проверяющий исполнение заданий, почти не разъясняя их практического смысла, карающий или вознаграждающий, и ограничивающий сим перечнем все свои с ним отношения. Карманных денег, конечно, больше, а задания уже даже и попроще школьных, но суть отношений всё та же: ты — ученик. Ты не меняешь мир».
Многие люди в основном живут в виртуальном мире. Для некоторых из них уже реальность – продолжение виртуальности, а не наоборот. Они в быту продолжают действовать по законам фентези, она воспринимают все сущее, как один из вариантов игры.
Инфантил требует искусства, адекватного его уровню развития.
В литературе – это сказка.
В кино – это фентези.
В музыке – это ритм.
Во всем остальном – игра.
Кажется, что это уже было… давным-давно.
Почему-то создается впечатление, что окружность истории человеческого бытия замыкается.

Jun. 30th, 2017

Про анекдоты.

Что-то подсказывает мне, что определить творческую умность можно.
Именно для этого человечеству даны анекдоты.
Все люди делятся по отношению к анекдотам, на несколько совершенно четко очерченных групп. Они формируются комбинацией умений «понимать», «запоминать», «рассказывать» и «сочинять».
Самая тяжелая категория – не понимает. Или понимает, но не всё. Или еще изощренней - понимает выборочною. Поэтому появляется специальный юмор. Солдатский. Животный. Нижеживотанный.
Иные анекдоты понимают. И на этом - всё. Не запоминают.
Это, чаще всего, женщины.
Реакция бывает очень разная.
Иная захохочет, захохочет, а потом укоризненно взглянет. Хорошо от этого взгляда на душе. Значит, открыл клапаночек. Выпустил парок истиной души, зажатой условностями бытия. Умаслил, стало быть. Того ведь и хотел. И она хотела, ей приятно, а признаться неудобно. И мы вместе создали и сыграли еще один живой анекдот мимики и жеста.
Но это самая лучшая часть моих собеседников. С ними не надо напрягать память – рассказывал или не рассказывал. Говори. И тебя оценят.
Важно, как ты расскажешь.
Крайне редкое в наше время умение «ввернуть» говорит о том, что ты встретил серьезного, настоящего анекдотолога.
Важно, что бы он был «в тему», встроен в ситуацию. Классика, конечно, это гашековский Швейк.
Сочиняют?
Я не знаю ни одного человека, который бы сочинял анекдоты.
Юмор наших эстрадных метров – это не анекдот. Это смешно, бывает очень смешно, иногда иронично и умно смешно. Но не анекдот.
Некоторые из них пытаются анекдоты старые переиначивать «под себя» - это гадко и пошло.
Мне довелось лишь один раз присутствовать при рождении анекдота.
А дело было так.
Мы, с другом моим с восьмого класса - Женькой, ехали на четырнадцатом трамвае мимо ресторана «Малахит».
У окошка сидела молодая и очень красивая женщина – это обязательное условие любого творчества - а у неё на коленях комфортно примостилась маленькая девочка. Дитятко читает все надписи, которые видит из окна трамвая. Доходит очередь и до «Малахита».
- Ре – сто – ран.
Секундное замешательство малютки и вопрос:
- Мама, а что такое ресторан?
И тут вступает Женька:
- Это - столовая, в которой обсчитывают под музыку.
Потом Женька сознался, что эту «шкварку» он прочитал в «Крокодиле». Но я-то об этом не знал!
Для меня это был момент рождения анекдота.
Гёте назвал юмор одним из элементов гения. Действительно, в анекдоте есть атом творчества.
Творчество, оно - радостно.

Jun. 29th, 2017

Про ренессанс Сталина.

Ренессанс Сталина, это "не запрос снизу, а команда сверху" - считает Газета.ru.
Доказательства?
Открытие досок и памятников Сталину местными властями, "пытающимися уловить эманации Кремля".
У меня иное объяснение.
Устал, наверное, народ от эманаций - гадостей в его адрес, выделяющихся, проистекающих из постоянно открытых ртов, российских либералов.
Не видит народ иных, кроме сталинских, способов научить прекраснолицых родину любить.
Но если это и так, то надежды иллюзорны.
У Сталина-то не получилось.

И маленькое замечание:
Учитывая реакцию на установку доски с упоминанием Сталина в МГЮА, у меня появилось предложение - использовать подобные доски в качестве оберега от всяческой русофобской нечисти.

Jun. 27th, 2017

Этому безобразию трудно придумать название.

Вместо эпиграфа.
- Дорогая, нельзя ли потише?…
- Я – громко?
Я – кричу!
Я – ору!!
Я – лаю!!!
Я – собака!!!
Мама! Он назвал меня сукой!!!!



История с русскими хакерами, пустившими в распыл уже совсем было победившую Хиллари, родилась как эпизод.
Один из прочих, объясняющих свершившееся грехопадение Америки – победу Трампа.
А далее понеслось…
Как в Ветхом завете: «И увидел Он, что это хорошо… и да произрастит дерево плодовитое…»
И дерево начало расти, по своим, уже никем не контролируемым, законам.
Наехало дерево на победителя президентской гонки, размазав в пыль иллюзию о непоколебимости американских демократических институтов…
Поросло дерево ввысь – выяснилось, что злокозни России против американской суверенной демократии ведут свой отсчет со времен владычества алгола-90.
Подалось дерево вширь – накрыло оно не только избирательную систему США, но и всю безопасность их энергетическую.
А вокруг дерева, как в том оазисе, начали кустики ветвиться.
Стало как-то неприлично не просигнализировать миру о жгучем интересе русских хакеров к своим местечковым проблемкам. Этим и англичанка сгадила, и любитель γέροντος- утех отметился.
Даже те, у кого в наличии оказались лишь списанные IBM PC, и те заявили, что красных хакеров на черно-белых мониторах видели близко-близко, как Хома Брут панночку, и погибнуть бы их недоразвитой демократии, перед последним голосом петуха, но атлантическая солидарность не дала ей сгинуть.
История с русскими хакерами – первая в мире «панама» гигантских размеров в сфере международных отношений.
Габариты её огромны и продолжают увеличиваться, поскольку альтернативы нет: только непрекращающийся рост, созданной, в оправдание выборной конфузии американских демократов, химеры, позволяет ей продолжать своё существование.
Несомненно, что рано или поздно дерево антироссийской, псевдо-хакерской истерии, не имеющее корней, завалится.
Кого оно придавит?
Садовников? Хорошо бы.
Но не исключено, что упасть оно может в аккурат на ту самую кнопку, которая открывает пасть Армагеддона.

Jun. 16th, 2017

Захар Прилепин «Взвод: офицеры и ополченцы русской литературы». Опыт рецензии.

Соорудив в своё время критические экзерсисы на Быкове, Акунине и Канторе…, позанимавшись изучением Булгаковского наследия, оброс я таким уровнем нахальства, что сподобился замахнуться и на Захара, понимаете ли, нашего Прилепина.
«Взвод» прочитал.
Делюсь впечатлениями.
Не исключаю, что Захару они не понравятся, но здесь я уповаю на здравую мысль, приписанную автором «Взвода» Павлу Катенину: «… нелепо было бы убивать человека из-за критической статьи». И, правда – нелепо.

Начну с немаловажного.
К какому литературному жанру можно отнести это произведение?
В аннотации определения нет - «Взвод» назван здесь книгой.
С этим не поспоришь, книга и увесистая: «800 страниц убористого текста».
Кто-то назвал эту работу Прилепина романом и получил от него резкую отповедь: «"Взвод" никакой не роман, но так как журналисты у нас люди, как правило, глубоко не образованные даже в области филологии, то спросу с них нет».
Может быть художественно-биографическая проза? Похоже. «Взвод» отчасти напоминает такой, коллективный ЖЗЛ. Да, но здесь же, внутри, собран, литературно-критически проанализированный поэтический альманах. В книге, кроме того присутствует несомненный, по крайней мере для меня, научно-исторический привкус. Оцените: библиография – около 200 названий, включая архивные материалы. Своим большим трудом Захар Прилепин вернул в литературный оборот фамилии, уже еле-еле освещаемые иссякающими лампадами российской памяти.
Но если задаться вопросом, о чем эта книга, зачем ее написал Захар Прилепин, то ответ будет однозначным: полемика. Главный заряд книги публицистический.
Вот так вот – всего и много и всё в одном флаконе, томе, то есть.
Попытка связать все перечисленные выше жанры воедино состоялась.
Получилось?
Скажу так: на мой взгляд – не совсем. Нет, в целом всё добротно, местами талантливо, но…
Дело в том, что каждый из охваченных видов литературы предъявляет к автору свои требования.
Историческая проза, к примеру, связана с последовательной, возможно даже скрупулезной обстоятельностью, а публицистика, напротив, живет в объятиях ярких, сильных и ловких, а главное – острых высказываний и иносказаний.
Прочитав несколько глав, понимаешь, в изложении есть единообразный повторяющийся ранжир: биография, описание воинских и гражданских подвигов и заслуг выбранного героя, набор его стихов, отсылка к поэзии иных времен, демонстрация глубины связи воина-поэта с современностью.

Хорошо сложилось с жизнеописанием Федора Глинки, где читателю открываются, редко кому знакомые, яркие перипетии вокруг вхождения на престол Николая Первого. Это интересно.
С остальными получилось не так ярко.

Захар Прилепин считает, что он написал хорошую книгу.
Возможно, что так оно и есть.
Но в борьбе за читательское внимание «Взвод» не выделяется. Таких хороших книг много. Как писал Александр Иванович Арнольди (1817—1898) — генерал от кавалерии, участник Кавказских походов и русско-турецкой войны 1877—1878 годов, военный губернатор Софии: « В то время мы все писали такие стихи».
Возникает правильный вопрос: почему же я взялся писать рецензию на это произведение Захара Прилепина, если оно мне кажется достаточно обыкновенным? Можно было бы и промолчать. Никому я ничего не должен и за язык меня никто не тянул.
Есть причина.
Непреодолимо толкнула меня к чтению «Взвода», статья Захара «Золотой век шлет привет». Вот это написано сочно, ярко, одним словом - сильно. Каждая фраза блестит, текст скроен ладно, всё «в строку». Прочитанное понравилась мне так, что захотелось окунуться в источник, из которого эссе было зачерпнуто.
Автор показал этот источник - «Взвод».
В результате сложения первого со вторым возникло ощущение: «Привет» - авангард, здесь настоящий бой: преодоление, боль...
А «Взвод» - тыл, обоз, если хотите.
Да, я знаю, одно без другого не бывает.
Победа дитя и тыла, и фронта.
Но так мы устроены: нам в книжке самое-самое яркое и сладкое подавай.

Есть еще один аспект.
«Взвод», это непринятый вызов.
Прилепин пишет: «Я думал, что меня будут оспаривать.
Я знал, что оспорить меня невозможно: любой человек, прочитавший книгу «Взвод», с печалью или с радостью признает мою правоту…
Но всё произошло несколько иначе.
Книгу «Взвод: офицеры и ополченцы русской литературы» было решено признать не существующей. Ведь оспаривать то, чего не существует, не имеет смысла».
Кому брошена перчатка-«Взвод»?
Она упала перед нашими рукопожатными, теми, кому Донбасс – неприятная, обездоливающая любителей хамона, обуза, а Крым, он, чей угодно, но не наш.
Их много. Можно сказать в московской пишущей среде они составляют большинство, они эту среду в основном и образуют.
Захар вышел на бой, а «вокруг тишина».
Прилепину нужна реакция. «Человек не мыслим вне общества» (Л.Толстой). Писатель Захар Прилепин не может проигнорировать своих коллег.
А они его могут.
А почему автор «Взвода» решил, что вызов должен быть принят?
Подавляющее большинство, ему тихо противостоящих, имеют в послужном списке только один впечатляющий подвиг – они геройски откосили от призыва, но ума у них достаточно, чтобы понять, поле боя, предложенное автором «Взвода», им категорически не подходит.
Дискутировать на тему войны и литературы с писателем, который реально ходит под пулями, это всё равно, что пытаться в театре переиграть вышедшую на сцену кошку.
Захар пригласил Быкова и всю его рать на прямую наводку.
Не вышли.
Разбираются.

И о самом главном.
Книга «Взвод» при всех достоинствах и недостатках призвана формировать у российского читателя образ положительного героя.
И не беда, что мы, в подавляющем своем большинстве, не воюем и стихов не пишем, основной мотив книги - патриотизм – нам доступен вполне.
Быть патриотом, это правильно. Об этом говорят со страниц книги все её герои от Державина до Бестужева-Марлинского. Немного по-разному, не сразу, некоторые со временем, не хором, но говорят.
И здесь мы сталкиваемся с основной проблемой всех времен и народов - идентификацией добра и зла.
У Прилепина патриотизм - высшая форма добра.
Но мы знаем, что есть и иные точки зрения, с указанием на место последнего прибежища негодяя.
Русская, российская проблема отношения к патриотизму, старше не только полемики западников и славянофилов, она идет через Петра, линия её теряется, проходя через переписку Ивана Грозного с изменщиком Андреем Курбским…
На поверхности все выглядит не очень замысловато. Реальный опыт западных стран, обеспечивающих, постоянно ускользающий от России технический и социальный прогресс, противостоит глубокой уверенности в необходимости и единовозможности поиска собственного пути.
«Не постепенными, не медленными успехами на поприще образованности; не долговременными, постоянными, трудными заслугами в деле человечества и просвещения, - нет: быстро и вооруженной рукой заняли мы почетное место в числе европейских держав» - это слова героя «Взвода» Петра Вяземского «еще до ухода от своих либеральных иллюзий».
Все это понятно.
Но есть и непонятное.

Прилепин сам в книге задает вопрос о природе «отчаянного русофильства» либерально настроенных «декабристов» и им по духу близких русских офицеров.
Объяснения автора такие:
- прошли войну, поэтому «кровью скреплены со своей землёй»;
- будущие декабристы «росли среди русских людей – у каждого была своя Арина Родионовна - и в русских пейзажах, и воевали рядом с русскими людьми».
Интересно, а почему этот вопрос у Прилепина вообще возник? Очевидно, это реакция на современное состояние, когда нынешние либералы, «выросшие среди русских людей…» в большой своей части являются матерыми русофобами.
Думаю, ответ Захара Прилепина не полон. Декабристы не только жили, они владели. Россия частью, дарованной дворянству, с людьми, жившими здесь, была их законной собственностью. Они и родину, и своё, кровное защищали. Не забудем, что Наполеон находился на грани отмены крепостного права в России.
И это наиглавнейшая причина.
Другой, не нынешний патриотизм был у героев «Взвода».
А вот либерализм остался прежним. Крепостническим: есть я (немножко – мы), а вокруг быдло, ватники по сегодняшнему.

Книга, по её прочтению, ставит и другую, более сложную проблему.
Почему Александр Шишков, из семьи, где было семеро детей и 15 душ крепостных, был и оставался яростным консерватором, а потомок самого Рюрика, богатейший Петр Вяземский – либерал, работы которого и сегодня в ходу у прекраснолицых.
Таких примеров много.
В чем причина? Семья? Окружение? Обстоятельства? Да, да и еще раз да. И все же?
Возможно, что основная причина кроется в глубинах нашего сознания, там, где находятся истоки эгоизма.
Всем людям присущ эгоцентризм (egocentrum) поскольку картина известной Homo sapiens части мироздания составляет основу, фундамент сознания, и каждому человеку принадлежит место в центре его индивидуального полотна.
Человек-эгоцентрик способен любить весь мир, но только в том его варианте, где он, со своим неизбывным эго, находится в самом центре. Именно этот мир и никакой иной, он готов спасать, защищать и совершенствовать.
Но эгоцентризм только плоскость эгоизма. Его объем определяется еще и уровнем самооценки человека - egoaltius, т.е. высотой той ступеньки социальной лестницы, которую он считает достойной себя. Разница между уровнем самооценки и реальным местом, занимаемым индивидом в социальной иерархии формирует критическую массу нереализованного эгоизма человека. Именно она определяет степень его потенциального противостояния реалиям общества, в котором он живет. Добавим к этому, что шкала на этой лестнице может быть для одного местячковая, а для другого – мировая.
Индивидуальное для каждого из нас соотношение между egocentrum и egoaltius лежит в основе деления людей на либералов и консерваторов. Противоречия между этими направлениями общественной мысли, проистекают из человеческой природы и существовали даже тогда, когда этих терминов еще никто не знал.
Консерватор (патерналист, славянофил, патриот) защищает и совершенствует мир под свои представления о его идеальном образе, и тем самым повышает свое egoaltius.
Либерал (западник, космополит) исчерпывающе определяет назначение окружающего его мира в обеспечении ему условий для роста egoaltius.
Противостояние между этими позициями вытекает из самой природы человека и поэтому неразрешимо, как неразрешимо и вечно противоречие между «жаворонками» и «совами».
Добро и зло могут таиться в любом обличии: и космополита, и патриота, поскольку даже эти основополагающие понятия морали не абсолютны. Мы их формируем при непрекращающемся, никем не регламентированном - спонтанном делении на консерваторов и либералов.

И в завершении.
«Взвод» Прилепин открыл мощной фигурой Гавриила Державина.
Сознайтесь, что вам сразу приходит на ум, когда вы слышите эту фамилию?
Конечно: «Старик Державин нас заметил / И, в гроб сходя, благословил…»
Не скрою, ждал я найти эти строки в жизнеописании Державина.
А вот их-то и не оказалось.
Более того, перечисляя поэтов, на которых Гаврила Романович оказал влияние, автор упоминает многих: Бродского (этого особо), Баратынского, Грибоедова, Тютчева, Брюсова, Блока… Юнну Мориц, включил он в этот список. А Пушкина в нём нет.
В этой связи вспомнился прижизненный музей Зураба Церетели на Большой Грузинской в Москве.
Там в одном из залов, представлена загогулина, собранная из маленьких моделей наиболее известных архитектурных памятников мира.
Подходят к этому произведению посетители и с удовольствием сообщают: «Это – Биг Бен», «А вот это - Пизанская башня»…
Даёт Церетели людям возможность продемонстрировать свою культурность…
А вот Захар Прилепин не даёт.

May. 15th, 2017

В СССР все было совсем не просто.

http://viperson.ru/articles/sssr-kak-eto-bylo

Previous 10