?

Log in

No account? Create an account

October 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com

Навстречу учредительному съезду «Партии народной свободы». (Записки постороннего).

Радикальная оппозиция.

Демократические процедуры, принятые сегодня в той или иной мере в большинстве стран мира, обеспечивают, возможно, самый высокую степень (как её измерить?) легитимности власти.
Но при любых уровнях легитимности и легальности у власти всегда есть оппозиция.
Радикальная оппозиция встречается не так часто.
Побудительным мотивом индивидуума, для противостояния власти, может быть несоответствие интуитивно определенного им уровня статусного притязания и того места, которое он реально занимает в общественной иерархии.
Величина разрыва между амбицией и потенциалом личности в данных конкретных условиях формирует оппозиционный уровень, в пределе достигающий радикальности. Интуитивно оцениваемая величина этой дистанции при осознании невозможности её преодоления в рамках сложившихся процедур формирования общественной иерархии, воспринимается радикальным оппозиционером, в качестве основного, ему достаточного, доказательства нелегитимности власти – он эту власть не приемлет. Существование такого разрыва является сугубо внутренним и латентным ощущением, дающим исходный импульс оппозиционеру для критического анализа действий власти с уже заложенным в нем негативным ключом.
В периоды резкого ухудшения экономической ситуации существенная часть населения ощущает понижение социального статуса. И в случае преодоления образующимся разрывом некого «болевого» порога – радикальные оппозиционные настроения становятся массовыми.
Подержавшиеся за руль государственного управления, но отрешенные от кормила, бывшие властные функционеры формируют наиболее агрессивную часть оппозиции. Они максимально остро ощущают разность социальных потенциалов на разных ступенях иерархической лестницы. Эта категория оппозиционеров, в отличие от иных, реально представляет цену цели – власти, за которую они борются. Люди, потерявшие власть воюют с властной деспотией, поскольку любой экс-бюрократ считает ею такую форму организации власти, к которой он оказался не допущен.
Существует и другой путь рекрутирования радикальной оппозиции.
Любая власть аморальна (Более подробно об этом см. в разделе «Мораль и власть» - «Что такое демократия?» http://www.viperson.ru/wind.php?ID=441712&soch=1)). Поэтому нигде в мире нет дефицита явлений и фактов, которые могут питать и в практике питают моральный, по своей сути, оппозиционный порыв.
Ярчайшие факты властных преступлений, несправедливости и жестокосердия формируют резко негативное отношение части общества к власти. Возникающий в этом случае разрыв между альтруистическим порывом индивида утвердить приоритет десяти заповедей в политике и невозможностью данное стремление реализовать, формирует его антагонистическую по отношению к власти позицию.
Безусловно, что любой радикальный оппозиционер первичным импульсом для перехода в позицию противостояния декларирует моральную ущербность власти. Никому не дано узнать внутренний мотив оппозиционера. Оценить его может только он сам. Критерий здесь один – способность (или неспособность) полностью игнорировать собственную аморальность.
Никто не измерял, какую часть радикальных оппозиционеров составляют жаждущие именно власти, а какую - торжества морали, но сущность генезиса такой формы оппозиции от этого не меняется. Радикальная оппозиция формируется на базе несоответствия между осознанной ее адептами потребностью в изменении системы управления обществом для поднятия их статуса или достижения властного моралите и располагаемыми возможностями достижения цели. Цели радикальной оппозиции – радикальны: слом существующей государственной машины.
И здесь возникает коллизия: у одних граждан оппозиционный потенциал такой силы присутствует, а у других его вообще нет или почти нет. Но у радикалов оппозиционная пассионарность так велика, что они искренне верят в естественность всеобщности собственного состояния. Они действительно не понимают тех, кто не спешит на ристалище для реализации их властных намерений. Как не вспомнить, что эгоист, это тот, кто любит себя больше, чем меня.
Самый важный вывод: изменение общественных форм и устройств, к которым призывает любая радикальная оппозиция – не цель, а способ. И в случае своей победы радикальная оппозиция преображается в свою противоположность – власть, со всеми вытекающими из этого издержками для тех, кто этому переходу способствовал. Побеждая, радикальная оппозиция формирует радикальную власть.
Оппозицию можно и нужно идеологически наполнять (иначе она превращается в сброд). Но и от самоназваний радикальных оппозиционеров, и от их деклараций мало что зависит, поскольку сорганизовать они могут только тех, кто реально и остро осознал свое личное противостояние сложившейся системе общественного управления. И в этом направлении промахи власти могут сделать и делают много больше, чем тысячи митингов.
В основе отношений оппозиции и власти лежит традиция. Если традиции нет, то есть радикальная оппозиция. Ее существование - анахронизм. Радикальная оппозиция – признак отсталости. Идеальное гражданское общество – это общество, где радикальной оппозиции нет, или почти нет.

Comments