?

Log in

No account? Create an account

October 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com

Польские власти возбудились.

Польша с жадностью гиены приняла
участие в ограблении и уничтожении
чехословацкого государства
Из мемуаров У.Черчилля


Польские власти возбудились по поводу высказывания посла РФ о части вины, лежащей на Польше за события 1939 года.

Польша чиста и непорочна?
Хорошо. Допустим.

Но как назвать ввод польских войск на территорию Чехословакии 1 октября 1938 года?
Сегодня многие лгут о том, что Польша и Венгрия получили территории, принадлежавшие Чехословакии в соответствии с Мюнхенским соглашением, подписанным 29 сентября 1938 года .
В тексте самого соглашения о польских и венгерских претензиях нет ни слова. О них говорится в дополнительной декларации. Привожу этот документ полностью.
Декларация
Главы Правительств четырех Сторон объявляют, что если проблемы Польских и Венгерских меньшинств в Чехословакии, не будут улажены в пределах трех месяцев в соответствии с соглашениями между соответствующими Правительствами, для этой темы должна будет создана новая встреча Глав Правительств четырех Сторон представленных здесь.

Мюнхен, 29 сентября, 1938.
ADOLF HITLER,
NEVILLE CHAMBERLAIN,
EDOUARD DALADIER,
BENITO MUSSOLINI.

Кроме того, упоминание вопроса польских и венгерских меньшинств на территории Чехословакии содержится в Приложении. Привожу и его.
Приложение к соглашению.
Правительство Его Величества Великобритании и Французское Правительство вводят в вышеупомянутое соглашение за основу, что они поддерживают предложение, содержащееся в параграфе 6 Англо-французских предложений от 19-ого сентября, касающийся международной гарантии новых границ Чехословацкого Государства против неспровоцированной агрессии.
Когда вопрос Польских и Венгерских меньшинств в Чехословакии будет улажен, Германия и Италия с их стороны дадут гарантию Чехословакии.

Мюнхен, 29 сентября, 1938.
ADOLF HITLER,
NEVILLE CHAMBERLAIN,
EDOUARD DALADIER,
BENITO MUSSOLINI.

Если вы прочитали эти документы, то поняли, что вопрос о претензиях Польши и Венгрии к Чехословакии был отложен, как минимум, на три месяца. Предусматривалось, что высокие стороны встретятся еще раз для того, чтобы продолжить обрезание Чехословацких территорий.
Однако, польское правительство решило избавить четыре Великие Державы от этой рутинной работы и сделать ее самостоятельно, качественно и в срок.
Мы помним, Мюнхенское соглашение было подписано 29 сентября 1938 года. Но уже 30 сентября 1938 года появляется нота посла Польши в Чехословакии К. Папэ министру иностранных дел Чехословакии К. Крофте
Документ уникальный. Сегодня, в польском обществе сложилось твердое убеждение в том, что Польша является страной-страдалицей. И все, включая Россию, должны перед ней извиниться.
Перед извинениями прочитайте, пожалуйста, этот документ. Он того стоит.
Из польской ноты от 30 сентября 1938 г.
…Польское правительство несколько месяцев тому назад обратило внимание чехословацкого правительства на нетерпимое положение, сложившееся на территориях Чехословакии, где проживает польская национальная группа. Последовавшая дипломатическая переписка была результатом этого демарша. Совсем недавно, в критический момент этого обмена мнениями, с той и с другой стороны было констатировано, что нормализация отношений между Польшей и Чехословакией может осуществиться в первую очередь только путем ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ УСТУПКИ (выделено мною – С.Т.) в пользу Польши территорий, где проживает польское население, которые легко устанавливаются на основе существующих данных, а во вторую очередь — путем плебисцита на других территориях, где проживает смешанное население…
Ввиду того, что польское правительство не может более оказывать доверия заявлениям, сделанным от имени Чехословацкой Республики, а также принимая во внимание серьезность положения, оно вынуждено самым решительным образом потребовать выполнения пункта 2 своей ноты от 27 сентября с. г., а именно:
1.Немедленная эвакуация чехословацких войск и полиции с территории, указанной в вышеупомянутой ноте и обозначенной на приложенной к ней карте, и окончательная передача этой территории польским военным властям.
2.Эвакуация в течение 24 часов, начиная с полудня 1 октября 1938 г., с территории, указанной в прилагаемой карте.
3.Передача части территории Тешинской и Фриштатской областей должна быть окончательно произведена в десятидневный срок, начиная с той же даты.
4.Эвакуация указанных территорий должна быть осуществлена без нанесения ущерба, приведения в негодное состояние или вывоза предприятий и объектов общественного назначения. Все сооружения и строения оборонного характера должны быть разоружены…
5. Польское правительство ожидает недвусмысленного ответа, принимающего или отклоняющего требования, изложенные в настоящей ноте, до 1 октября 1938 г. В случае отказа или отсутствия ответа польское правительство будет считать чехословацкое правительство единственным ответственным за последствия…

А как отреагировали все остальные участники мирной мюнхенской посиделки? Все-таки, по большому счету, конфуз произошел. Четыре Великие страны между собой договорились, но… и на них нашлась еще более ВЕЛИКАЯ – Польша, которая послала всех, вместе с соглашением и приложениями к нему в некое неприличное место.
И как повели себя Великие?
Очень обстоятельно это живописал посол Польши в Германии Ю. Липский своему начальнику - министру иностранных дел Польши Ю. Беку.
Письмо большое, но его надо прочитать, только тогда вам станет понятно, почему У.Черчилль называл польскую элиту "гнуснейшими из гнусных"
Из письма Липского.
1 октября 1938 г.
Вчера вечером, 30 сентября, мне позвонил заместитель статс-секретаря Вёрман и спросил, правда ли, что польское правительство направило Праге ультиматум. В своем ответе я сказал, что пока я имею сведения только о том, что в этот день вечером польским правительством будет принято важное решение.
Сегодня утром к 11 час. 30 мин. я был приглашен г-ном Вёрманом в министерство иностранных дел. Перед этим я не смог связаться ни с генерал-фельдмаршалом Герингом, ни с министром фон Риббентропом, так как они встречали канцлера, прибывавшего в Берлин в 10 час. 30 мин.
Перед моим уходом в министерство иностранных дел мне позвонил посол Великобритании сэр Невиль Гендерсон, сильно возбужденный в связи с нашим ультиматумом Праге, и заявил, что он имеет инструкцию связаться по этому вопросу с правительством рейха. Он указал на «роковые последствия для Польши, которые имело бы ее вооруженное выступление против Чехословакии в щекотливой международной обстановке». Польша потеряла бы всякую симпатию в Англии и Соединенных Штатах. Я старался разъяснить послу создавшееся положение, дав единственный совет, чтобы его правительство повлияло на Прагу в том направлении, чтобы она приняла польский ультиматум.
Затем мне позвонил посол Италии, который, правда, не грозил гневом итальянского народа, но, очевидно, был недоволен тем, что мы подрываем дело Муссолини, а именно результаты мюнхенской конференции, которая спасла мир. Я разъяснил ему, что наш ультиматум соответствует духу конференции, которая оставила тешинский вопрос на непосредственное решение Варшавы и Праги.
После этого я отправился в министерство иностранных дел. Заместитель статс-секретаря Вёрман, в согласии с германским генеральным штабом, попросил меня подтвердить намеченную статс-секретарем Вайцзеккером и мною военную демаркационную линию на случай польско-чешской войны. Я подтвердил, что наша демаркационная линия проходит по Одеру и Остравице и что главный штаб Польши в соответствии с моим предыдущим донесением будет придерживаться этой линии.
Что касается оценки политической обстановки, то г-н Вёрман не захотел высказываться по этому вопросу, но заметил, что сейчас меня примет г-н Риббентроп после предварительного разговора с канцлером. Он зачитал мне телеграмму Мольтке (посол Германии в Польше. – Ред.) о его вчерашней беседе с Вами, г-н министр, в которой Вы спрашивали, можно ли рассчитывать на доброжелательную позицию правительства рейха в случае чешско-польского вооруженного конфликта, а также на аналогичную позицию Германии в случае вооруженного конфликта Польши с Советами.
Сразу после этого я был принят г-ном фон Риббентропом, который сообщил мне, что правительства Франции и Англии, а также Италии оказывают давление на германское правительство, чтобы оно посоветовало польскому правительству продлить срок ультиматума… Я объяснил г-ну фон Риббентропу создавшееся положение, указав, что срок ультиматума истекает в 12 час, то есть через несколько минут. Г-н фон Риббентроп заметил, что канцлер сказал ему, что если бы Польша ждала три месяца, то в Тешине не осталось бы ни одного поляка. Хотя г-н фон Риббентроп, несомненно, чувствовал себя несколько связанным мюнхенским соглашением и заявлением Гитлера – Чемберлена…
Затем он изложил позицию правительства рейха. В связи с Вашей, г-н министр, беседой с фон Мольтке он заявляет следующее:
1. В случае польско-чешского вооруженного конфликта правительство Германии сохранит по отношению к Польше доброжелательную позицию.
2. . В случае польско-советского конфликта правительство Германии займет по отношению к Польше позицию более чем доброжелательную. При этом он дал ясно понять, что правительство Германии оказало бы помощь
3. Английскому, французскому и итальянскому правительствам г-н фон Риббентроп сообщит, что он надеется, что дело не дойдет до вооруженного конфликта между Польшей и Чехословакией, особенно если Прага примет требования Польши. Он добавит, что при ситуации, которая создалась в Тешине, он не может давать советов польскому правительству.
Затем я был приглашен к генерал-фельдмаршалу Герингу. Предупредив, что он говорит лично от себя, Геринг заявил, что правительство рейха в подобной ситуации никаких советов польскому правительству давать не будет, понимая, что Варшава таких советов не приняла бы и была бы права. Далее он подчеркнул, что нашим военным властям в связи с военными операциями, возможно, важно будет знать, что германский нажим на Чехию мог бы быть значительно эффективнее после занятия IV зоны, то есть 7 октября. Наконец, и это он особенно подчеркнул, в случае советско-польского конфликта, польское правительство могло бы рассчитывать на помощь со стороны германского правительства. Совершенно невероятно, чтобы рейх мог не помочь Польше в ее борьбе с Советами.
Из высказываний Геринга было видно, что он на 100% разделяет позицию польского правительства.
После принятия ультиматума он охарактеризовал наш шаг в разговоре со мной по как «исключительно смелую акцию, проведенную в блестящем стиле».
Во второй половине дня Риббентроп сообщил мне, что канцлер (т.е. Гитлер – С.Т.) сегодня во время завтрака в своем окружении дал высокую оценку Польши.
Я должен отметить, что наш шаг был признан здесь как выражение большой силы и самостоятельных действий, что является верной гарантией наших хороших отношений с правительством рейха.
Посол Польской Республики Юзеф Липский

Цитируется по: «Год . 1938–1939. Документы и материалы». В 2 тт. М., 1990. Т. 1.

Вот так. Фашистская Германия поддержала, похвалила, помощь в борьбе с Советами пообещала. Великобритания – пожурила, пообещала лишить сладкого, т.е. какой-то там благосклонности.
Обратите внимание на эту фразу из письма: «Заместитель статс-секретаря Вёрман, в согласии с германским генеральным штабом, попросил меня ПОДТВЕРДИТЬ (очень важно! - С.Т.) намеченную статс-секретарем Вайцзеккером и мною военную демаркационную линию на случай польско-чешской войны».
Раздел Чехословакии был проведен еще до Мюнхенского соглашения, посол Польши подтверждает незыблемость польских амбиций. И чем это отличается от «Пакта Молотов-Риббентроп»?
Для польского руководства все сложилось как нельзя лучше. Поэтому медлить они не стали и войска в Тишинскую область ввели сразу, за шесть часов, до того, как в Судеты вошли немцы.

И о главном.
Из документов следует, что Гитлер имел, хоть какие-то юридические основания на ввод войск в Чехословакию. Польша и таких прав не имела. Поэтому первое неспровоцированное нападение на независимое государство в Европе, после Первой мировой войны было осуществлено именно Польшей 1 октября 1938 года.


А потом настало 1 сентября 1939 года.

Comments