?

Log in

No account? Create an account

February 2018

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Tags

Powered by LiveJournal.com

ОБЪЕКТИВная ГАЗЕТА. 13 мая 2009 года №24 (180)

Оппозиция в России.
Часть седьмая.

Рукотворная оппозиция.

Потенциал внесистемной оппозиции не определяется тем уровнем, который мы можем измерить, учитывая количество людей, собирающихся на «Марши несогласных» или под знамена «Солидарности». Он много выше: существующая власть предоставляет гражданам России огромное количество ярчайших поводов для недовольства.
Потенциальная оппозиционность российского общества высока, но она не консолидируется и в большей своей части носит латентный характер.
Тому есть ряд веских причин.
Существующая в нашей стране внесистемная оппозиция в силу своей радикальной антинародности, прозападной ангажированности и политической непредсказуемости, вызывает отторжение большей части российского общества в степени, многократно превышающей народное недовольство властью.
От российской внесистемной оппозиции дуро пахнет снобизмом.
Не для народа и не за народ совершают она деяния свои. Призывая чуму на дома «спятившего народа», она демонстрирует только мелкотравчатую гордыню.
Отвергая народные чаяния и пристрастия, эти самопровозглашенные демократы наглядно демонстрируют то, что они в душе своей - примитивные тираны. «Тирания демократии» присутствует и во всех свободолюбивых СМИ. Найдите реальную полемику по проблемам экономики или политики в любом оппозиционном издании. Нет ее. А мысль, которой не дали закалиться в горниле противостояния идей, далеко не улетит.
Статьями, с явными признаками оголтелости, можно удовлетворять определенные инстинкты, но нельзя сформировать народное движение. Сильное и едкое слово, составляющее гордость для Шендеровича или Колесникова, таким и останется: резким и ехидным. А народу российскому сегодня нужно слово умное и конструктивное. Понятно, что такое слово с внутренней злобой к существующей, принятой большей частью народа России, власти, не напишешь и, тем более, не произнесешь.
Именно снобистская внешность внесистемной оппозиции является тем решающим фактором, который страхует существующую власть от действительно массового оппозиционного движения. Самим фактом своего существования, оппозиция, ставящая цель продемонстрировать себе и миру (прежде всего – себе, любимой) всю ярмарочную разудалость и крикливую юродивость – отторгает народ. Лидеры внесистемной оппозиции, совершенно искренне считающие себя брахманами, на самом деле, собрали касту неприкасаемых. К такой оппозиции не стремятся, ее – сторонятся. Именно такая, с такими качествами, внесистемная оппозиция максимально, как это не покажется парадоксальным, препятствует созданию народно ориентированных общественных институтов, призванных влиять на власть и корректировать ее поведение в сторону деятельного учета интересов населения России при принятии управленческих решений. Консолидации потенциала оппозиционных настроений мешает отсутствие в политической структуре общества конструктивного центра общественного притяжения, способного аккумулировать и сфокусировать латентный потенциал протеста в политически внятные лозунги.
Но сложившееся в нашей стране к настоящему времени состояние не может сохраняться бесконечно. Игнорировать внутренний протест населения страны, даже, если он не выплескивается на улицы и не затрагивает рейтингов лидеров страны, в долгую перспективу - недальновидно. Внутренняя неудовлетворенность масс способна к кристаллизации. И будущее кристалла, его форма и напряжение, зависят от того, вокруг чего он начнет формироваться.
Власть это понимает и этим озабочена.
Реализуется проект создания конструктивной правой оппозиции.
В насыщенный раствор вносится затравка, вокруг которой может образоваться кристалл – «Правое дело».
Но кристалл может и не образоваться.

В этой связи весьма поучительной представляется история деградации правой части политического спектра России.
Эта история не только поучительна, но и интересна.
Интересно выяснить, что же случилось с теми, чьи дела и идеи собираются развивать, возглавляемые триумвиратом, «Праводельцы».
А ведь начиналось все очень даже здорово.
И народ, ныне уничижаемый в свободных СМИ за пассивность и политическую неразборчивость, был в те времена почти безупречен. Выходил массово, поддерживал истово того, кого и следовало, протестовал остро против врагов демократии, даже под танки ложился – активничал, словом, народ.
Но иссякла народная любовь.
И не случайно.
Тому были причины.
Первая причина несомненного упадка правых кроется в бездумном, варварском использовании поля изначального демократического посева. Нива, давшая демократам в 1994 году на выборах в Думу весьма приличный урожай, в дальнейшем не возделывалась и не орошалась, а только нещадно эксплуатировалась. Всех лидеров-демократов вместе, и каждого в отдельности, население России интересовало исключительно в качестве инертного наполнителя их электоральных процентов.
Поэтому возникла ситуация уже описанная в научной литературе, как «трагедия общинных земель» – слишком большое количество демократов, претендовавших на власть, паслись на одной электоральной поляне и съели-таки все, что там росло. А что не съели, то вытоптали.
Вторая причина - в генетических корнях современных демократов, выросших не из гоголевской шинели, а из «ума, чести и совести нашей эпохи».
Существует старый анекдот о попытках производства птичника на бывшем военном заводе, которые, при всех стараниях коллектива, заканчивалась изготовлением танка. Так и у российских правых, все потуги на формирование качественно новых партий заканчиваются образованием разнообразных копий КПСС.
Правда, надо отметить, что коммунистический принцип партстроительства - демократический централизм, претерпел у правых некоторые качественные изменения и превратился в принцип политического пупизма. Согласно ему, предназначение всех политических сторонников, находящихся за пределами МКАД, заключается в беспрекословном исполнении предначертаний центра – иное раздражает. И это понятно, поскольку федеральные правые (хотя, и не только они) политические партии цементировались деньгами из этого самого центра, и прекращение партийного финансирования региона означает, что в этом месте страны на одну из идеологических разновидностей стало меньше.
Третья причина кроется в принципиальных ошибках, допущенных теми из правых топ-менеджеров, кому удалось подержать в руках руль государственной власти.
Трагизм ситуации заключался в том, что демократы в 1991, как и большевики в 1917 году, не имели ни малейших представлений о способах вывода страны из экономического кризиса переходного периода. Для того, что бы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с наиболее известным экономическим планом того времени – программой «500 дней», работы Г.Явлинского, предусматривающей возможность безболезненного, мягкого, планового преобразования человеконенавистнической тоталитарной системы в нечто милое и демократическое.
Знаний и опыта Е.Гайдара, получившего в управление экономику в состоянии глубочайшей комы, хватило для того, что бы совершить чудо и подвиг. Освободив цены, он наполнил прилавки товарами и отвел страну от страшной черты, за которой начинался ее неконтролируемый распад.
Дальнейшее движение оказалось значительно сложнее и труднее. Переведя руководство государством в режим ручного управления, с использованием, единственно возможного в этом случае, метода «проб и ошибок», правое правительство Е,Гайдара-Г.Бурбулиса получило в итоге постоянный рост массы кризисных ситуаций. А в умении работать в условиях постоянной «чрезвычайности» бывшие завлабы академических НИИ явно проигрывали старым, проверенным партийным кадрам.
И Гайдар ушел, награжденный молвой титулом «похитителя бабушкиных сбережений на похороны».
Романтические представления, о возможности преобразования нашей хозяйственной системы методами, апробированными в иных весях, разбились о суровую правду российской жизни. Попытки применения принципов построения государственной машины, не адаптированных к условиям России, приводили к последствиям, вызывавшим аллергию на либерализм у самых изначально преданных его сторонников.
Четвертая причина снижения привлекательности правых, заключается в явных признаках их финансовой нечистоплотности, на фоне претензий на некую высшую моральную непогрешимость.
И дело даже не в очевидных «проколах» в виде коробки из-под ксерокса или гонораров за ненаписанные труды. Много важнее, видное всем противоречие между декларируемой непримиримой борьбой за чистоту в политике и практикой привлечения «черного нала» для финансирования своей политической деятельности. Правые политики и сегодня уверены в том, что наличные деньги, которыми они оплачивали большую часть своих затрат менее криминальны, чем у «братков».
Последняя по счету, но не по важности причина, приведшая к дистрофии правого движения, кроется в существе их публичной политической деятельности.
Во многих странах, если не в большинстве, политики, решая государственные проблемы, фактически пренебрегают мнениями своих избирателей, но нигде и никогда, это не делается так откровенно и вульгарно, как у российских правых. Игнорирование преобладающих общественных настроений, ориентация на некие ценности, лежащие за пределами национальных интересов страны, привели к естественному сокращению базы их общественной поддержки.
Кроме того, правым явно не везет с лидерами.
Одни - архиоппозиционны, другие стремятся к руководству партийными массами «из-за угла», в факультативном режиме. База правых – нарождающийся средний класс ждал от партийных вожаков не удовлетворения их личных амбиций, а последовательной защиты своих, постоянно ущемляемых бюрократией, интересов.
И не дождался.
Правые сами и совершенно искренне хотели того, что бы в России был рынок. И получили рынок. Рынок, он ведь во всем. На рынке действует неумолимый закон соответствия спроса и предложения.
Правое предложение, в том виде в котором оно было сформулировано Явлинским, Беловым, Рыжковы и др. сегодня не находит спроса. На политическом прилавке этот товар неликвиден.
Смогут ли что-либо новое (истинно правое) предложить народу России Леонид Гозман, Борис Титов и Георгий Бовт?
Не знаю.
Но очень сильно сомневаюсь.

Фото номера:
"Прибор"

Comments