?

Log in

No account? Create an account

October 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com

ЭКОНОМИКА И МОДА: КОНЕЦ СВЯЗИ?

ОБЪЕКТИВная ГАЗЕТА 9 июля 2009 года №39(195)

Немного истории.
В одном из киевских журналов в начале прошлого века (1911г.) появилась заметка, описывающая первое появление на публике женщины в брючном костюме: "Вчера, в 9 часов вечера на Крещатике среди многочисленной гуляющей публики вдруг появилась женщина в необычном одеянии... "Шароварщица" - кричал кто-то. Послышались свистки, началась давка - всем хотелось взглянуть на бедную даму, которую прижали к стене. Толпа увеличивалась. Была вызвана полиция. Под охраной роты солдат преследуемой удалось выбраться из плена и избежать расправы".

Давно меня занимает эта тема: экономика и мода. Наверное, с тех пор, как я прочитал очень простую, но крайне мне понятную гипотезу о том, что изменение длины женской юбки было связано с изменением в общественном положении женщины.
Борьба за женскую эмансипацию проявилась и в движении за укорачивание юбок. Самым активным в этом деле был, понятно, мужчина, муж дочери К.Маркса Лауры, мулат и красавец Поль Лафарг. Его речи были страстны: "Послушайте, разве есть какая-нибудь разница между длинной юбкой и чадрой? Там, на Востоке, мужчина требует, чтоб женщина закрывала лицо, хотя это безобразно и негигиенично, а мы требуем, чтобы она закрывала ноги, хотя это также негигиенично. Бедная женщина влачит за собою подол, она прикасается своей длинной юбкой к массе грязных предметов, она пылит вокруг себя, она тащит заразу в дом к своим детям, она не может сделать широкого шага, ей трудно вскочить в омнибус или сойти с извозчика, она, в сущности говоря, в цепях, она связана. И нельзя вдолбить в голову ни её глупому мужу, ни ей самой, что надо давно сбросить эту нелепую юбку и надеть более или менее благопристойные и подходящие женщине штаны. Если же штаны уж слишком пугают нашу тупую цивилизацию, то, по крайней мере, надо всемерно укоротить юбки".
Правда борьба за возможность всеобщего обозрения красоты женского колена и за унисекс началась не в XIX веке, а много раньше. И была она долгая и жестокая.
Ещё римский цезарь Юлиан в 350 г. до н. э. издал закон, запрещающий женщинам одеваться в мужскую одежду.
Женщин, одетых в мужскую одежду древние инки карали смертью.
В итальянской Модене в 1327 году на центральной площади установили мерило - камень с чертой, определяющей минимальную длину юбки. И горе той….!
Даже в конце XIX веке эти запреты были живы, их поддерживала парижская полиция. Каждая женщина, желающая носить брюки, должна была явиться в префектуру, чтобы получить специальное разрешение. Такое разрешение в своё время получила и Жорж Санд.
В цивилизованном мире короткие (мы бы их сегодня назвали – миди) юбки были впервые представлены широкой публике в 1893 г. на Всемирной выставке в Чикаго.

Но пошедшая работать на фабрику женщина поступила просто – она обрезала юбку, то есть сделала то, что не могли совершить ее бабки и прабабки в течение четырех веков истории этого предмета одежды. Первый нарком просвещения Советской России А. Луначарский в статье «Культура на Западе и у нас» (ноябрь 1928г.) по этому поводу писал: «… во время войны, когда женщине пришлось быть и кондуктором, и телеграфистом, разносчикам, сестрой милосердия, служащей во всяких фармацевтических складах, ее долгополая ряса, юбка, стала ей неудобна, она в ней путалась. Поэтому юбку укоротили… женщина решительно и бесповоротно укоротила себе юбку приблизительно до колен».
Всему есть предел и сегодня, когда юбка стала раритетом, мода уже не связана с экономическими интересами женщины. В ее основу легли иные мотивы.
Какие?
Интересно понять, что вызывает стремление женщин с такой настойчивостью демонстрировать украшенное волнами целлюлита преддверие ануса и при каждом наклоне показывать всем окружающим без разбора, то, что стринги они не только покупают, но еще и носят?
Здесь дело не в экономике.
Здесь иное.
Мне думается, что прогрессирующая откровенность повседневной массовой женской моды является реакцией на глобальное снижение полового влечения у мужчин.
Обозрение проходящих по московским улицам лиц мужеского пола может создать впечатление, что постепенно возвращаются нравы древних, когда идеал мужчины сочетал три важнейших качества, он был свиреп, вонюч и волосат.
Но приглядевшись внимательнее, понимаешь, что современная мужская молодежная мода подчеркнута асексуальна.
Пример? Посмотрите на джинсы с «мотней» в районе колен. Брюки такого «фасона» явно зрительно укорачивают ноги мужчины, т.е. формируют образ молодого человека озабоченного не привлечением женщины демонстрацией своей высокой сексуальности, а ее отторжением. И естественная ответная реакция – женщина все более и более обнажается, в попытке сформировать (таки) половое влечение у самца.
Происходит (а может быть, уже произошел) переворот в распределении социальных ролей между мужчинами и женщинами. Мужская пассионарность исчезает.
Мода – индикатор будущих изменений.
Возможно сегодняшние изменения в поведении людей, отражаемые в моде, идущей, как известно, всегда немного впереди, свидетельствуют о неких глубинных коренных процессах, происходящих внутри человеческого общества.
Человечеству стоит призадуматься.

Фото номера:
"Кто на свете всех милее?"

Comments