?

Log in

No account? Create an account

November 2018

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com

Асуверенная демократия.

Многие (но не все) российские СМИ сообщили: «Скандально известный сайт WikiLeaks опубликовал секретные телеграммы посла США в России Джона Байерли. В телеграммах говорится о том, как проходили его встречи с российскими «несогласными», о просьбах несистемной оппозиции и о том, что для «низвержения Путина» требуется чрезвычайная ситуация» - http://gigamir.net.
Если Вы, мой читатель подумали, что далее последует попытка уточнения известного речения Путина об оппозиции, «шакалящей У посольств», то Вы ошиблись.
Меня интересует иное.
Оппозиция признает, что реализация исторических предначертаний господина Акунина (Чхартишвили) о «апутинизации» страны в существующих условиях российского бытия крайне затруднена – народ такую новацию не поддерживает. Это донес до сведения посла США В.Рыжков: «По его словам, большинство граждан России довольны существующим положением», — говорится в секретной телеграмме.
Вот об этом и хотелось поговорить поподробнее.
Приверженность единственно верному демократическому учению (кто-то против?) подразумевает согласие в главном; демократия – власть народа.
Демократия имеет сущностное содержание: благодаря применению этой формы организации общества власть должна соответствовать интересам большинства.
Демократия имеет и формальное наполнение: есть некие процедуры.
Процедуры бывают разные.
В США они позволяют теоретически и трижды за историю этой страны (1876, 1888 и 2000 г.г.) практически, привести к власти президента за которого проголосовало меньшинство избирателей.
Процедуры в Великобритании на последних выборах за 23 процента, голосов отданных за либерал-демократов позволили им занять 57 мест в парламенте, а за 29 процентов голосов обеспечили лейбористам 258 мест.
Но в чем смысл демократических процедур? Разве не в том, что бы народ получил власть, которой бы он был доволен? Или демократические процедуры имеют самостоятельную и высшую по отношению ко всему прочему ценность?
Не правда ли, интересные вопросы, особенно применительно к нашей стране, где сложилась уникальная ситуация: достаточно далекие от демократического идеала процедуры, сформировали власть, стабильно поддерживаемую большинством населения.

Существенной особенностью современной России является фактическая экстерриториальность достаточно широкого круга ее граждан, формирующих активную и пассивную оппозицию действующей власти.
Они вроде бы и живут на территории России (я исключаю выехавших, но активно участвующих). И одновременно они находятся вне ее суверенитета. Так сложилось: они могут себе позволить абсолютно открыто не признавать легитимность выбора власти, сделанного народом России, которому они неоднократно отказывали в адекватности. Внесистемная оппозиция и симпатизирующие ей, реально ощущают себя не только вне России, но и (что важно) НАД НЕЙ. Именно в этом "положении сверху", ими реализуется сверхзадача - ощутить себя вне разряда зависимых, войти в сонм свободных. Они обрезали пуповину, у них нет обязательств, у них иная мораль: они сверхроссияне.
Лидеры оппозиции, беседуя с представителями иностранных государств, о необходимости потрясений для России, не чувствуют аморальности такого поведения: они говорят не о своей Родине, а о некой стране, которую надлежит (с этими союзниками) завоевать, возглавить и переиначить.
Демократы от оппозиции не идут на поводу у народа. Они формулируют те интересы, которые «правильный народ» обязан иметь.
Надо признать, что здесь мы имеем дело с новой, нигде в иных весях не существующей, формой демократии – асуверенной.
И ее адепты не ограничиваются посиделками.
Они не ждут потрясений – они их активно призывают.
Факты?
Их есть у меня.
Тишайший В. Рыжков в интервью в интервью The New-York Times поинтересовался: « … вопрос к вам, американцам: когда эти цены (на нефть – С.Т.) снизятся? Для нас, российских демократов, это единственная надежда» - http://www.bankfax.ru/page.php?pg=41017.
Для освежения памяти:
В середине 80-х годов совместными действиями Саудовской Аравии и США цены на нефть в реальном исчислении были снижены в 4 раза. Это был последний скулодробительный удар, по находящемуся и так уже не в лучшей форме, СССР.

Все повторяется.
Все уже было.
Сравните это:
«Каждое утро, еще до восхода солнца, Яков Лукич Островнов, накинув на плечи заношенный брезентовый плащ, выходил за хутор любоваться хлебами… и размышлял: "… Голодный человек - волк в лесу, куда хошь пойдет; сытый человек - свинья у кормушки, его и с места не стронешь. Самое время бы сейчас качнуть Советскую власть, а они прохлаждаются...»
Яков Лукич, уставший от ожидания обещанного Половцевым переворота, рассуждал так, конечно, со зла».

С этим:
«Придется … готовить механизмы мобилизации широкого круга сторонников в случае резкого падения общественного доверия к правящему режиму. А произойдет это непременно…
Незапланированный рост инфляции – только начало последствий резкого роста бюджетных расходов в последние годы. Что будет при отрицательном сальдо платежного баланса, угрожающих темпах инфляции, падении производства в нефтегазовом секторе и сокращении темпов экономического роста? Момент, когда будут востребованы альтернативные политические силы, не так далек, как кажется».
Это, понятно, не Михаил Шолохов.
Это - Владимир Милов.

В одном собеседники посла Джона Байерли правы – у них нет шансов прийти к власти в рамках демократических процедур любой степени стерильности.
НО здесь самое важное в том, что если существующая власть, благодаря неким потрясениям, экстремально развалится, шансов у Немцова и Ко не прибавится, преемниками станут иные персоны. Мгновенно выскочит на поверхность некто à la Квачков, с незапятнанной двумя процентами и Навашинскими миллионами репутацией, никогда не «шакаливший у посольств».

Наша национальная особенность состоит в том, что мы готовы трудиться, трудится очень напряженно, но… не долго. И в политике - то же самое. От идеи пробиваться к власти через работу «внизу»: в районах и муниципалитетах – нынешних оппозиционеров тошнит.
А ведь иного пути, похоже, и нет.

Comments