?

Log in

No account? Create an account

November 2018

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com

ЭКОНОМИКА, ПОЧЕМУ ТЫ НЕ ФИЗИКА?

У болгар есть много песен о красном вине,
и только одна - о белом. Она начинается так:
"О, белое вино! Почему ты не красное?..."
ХФ "Первый курьер"

В молодости мне, сначала студентом-дипломником, а затем и аспирантом, довелось несколько лет проработать в ОИЯИ – Объединенном Институте ядерных исследований в Дубне, на Волге.
Это была пора жестокого спора между физиками и лириками – кто важнее и нужнее?
Остроумие, находившихся в те времена в зените всеобщего народного восхищения физиков, било через край. Выходили книги: «Физики шутят», «Физики опять шутят». Евгений Дмитриевич Воробьев (зам Г.Н Флерова по науке в ЛЯРе – Лаборатории ядерных реакци鬬) как-то заметил, что последней книгой человечества будет «Физики дошутились».
Очень обидно звучала шутка физиков по поводу классификации наук. Все науки – острили они – делятся на естественные и противоестественные. Конечно, эта шутка сегодня звучит не так вызывающе и остро, поскольку в те времена в противоестественные науки попадали и марксистско-ленинская философия, и история КПСС. Но туда же попадала и экономика. Говорят, что Резерфорд вообще считал, что есть только одна наука - физика, а все остальное – собирание марок.
Вот это уподобление филателии было очень обидным.
Сегодня обиды нет. Более того, сейчас, скорее, соглашусь с этим делением. Если идентифицировать физику как науку, то следует признать, что экономика ею не является.
И наоборот.
Почему?
Начнем с того, что исследуемый экономической наукой предмет постоянно изменяется, в том числе и под ее же собственным воздействием, и это принципиально отличает его от относительно стабильного предмета естествознания. Экономика – область, на которую распространяется человеческая рефлексия. Она меняет характеристики любых процессов в хозяйственной сфере по мере того, как их параметры становятся достоянием гласности. В основе любой биржевой (и не только) паники лежит рефлексия. Узнавая результаты экономического развития, или параметры прогноза, люди оценивают получаемую информацию и в результате непредсказуемо меняют свое хозяйственное поведение.
Далее. Известно, что любое прогнозирование основывается на корректной пролонгации выявленных тенденций. Описание причинно-следственных связей и вскрытие сущности стабильных, постоянно наблюдаемых тенденций принимает в естествознании форму научных законов. А общественная жизнь в своем развитии, в отличие от остальной природы, не знает устойчивых тенденций. Тенденции развития экономики могут менять направление, изменять знак на противоположный, и, в завершение, они исчезают. Навсегда.
В свое время, до освобождения крестьян в 1861 году, в российской экономике наверняка существовала некая тенденция в изменении соотношения между барщиной и оброком. И где эта тенденция сегодня? Кому сегодня она нужна?
Современная экономика иногда оказывается в состоянии обнаружить достаточно долгоживущие тенденции, но, как выясняется - это МЕРЦАЮЩИЕ - возникающие и исчезающие тенденции. Использование их в прогнозе чревато получением результата, как говорят физики, «с точностью до наоборот», что и произошло с широко известной кривой Элбана Филипса. Воспользовавшийся этим открытием Филипса Р.Никсон вверг США в стагфляцию. А найденная Э. Филипсом тенденция исчезла. Связь между безработицей и инфляцией из понятной кривой трансформировалась в некую спираль.
Добавим к найденным отличиям и то, что практика для экономической науки не является критерием истины.
Истинность результатов экономических исследований, которые могут называться как угодно – законами или новациями, определяется самой же экономической наукой. Экономическая истина - это сумма мнений тех, кто считаются специалистами в какой-то конкретной области экономики.
Что бы там не говорили об экономическом экспериментировании, экономике корректный эксперимент принципиально недоступен. И чем выше мы поднимаемся от начальных ячеек хозяйственной системы – фирм и предприятий к вершинам – национальным экономикам, глобальной экономической системе человечества, тем это становится более ясно и проявляется более отчетливо.
Вот пример.
В экономической науке считается общепринятым, что выход из довоенных кризисов и длительная стабилизация рыночной экономики обеспечены реализацией на практике идей Джона Кейнса. Они действительно были базой программ стабилизации экономики на уровне правительств в ряде государств Европы и США в XX веке.
Так считается. В экономике это, как говорят, «общее место» – тривиальное утверждение. А место-то это не совсем общее. Ведь если спросить: кто корректно может доказать то, что теории Кейнса сыграли ту роль, которую им сегодня приписывают, то правильным ответом будет: никто. Доказать это корректно не может никто. Убедительно – могут, корректно – нет.
Ведь для того, чтобы принять или отвергнуть данное утверждение, человечество должно было бы прожить период своей истории, начиная со старта Великой депрессии (1929 год) не один раз, а два. Для чистоты эксперимента первый раз надлежит прожить с использованием теоретических построений Кейнса, а второй - без них. И если удастся при этом сохранить незыблемым равенство абсолютно всех (сколько их – миллиарды?) прочих обстоятельств, то можно будет сделать определенные выводы.
Но это невозможно. Поэтому мы можем предполагать, что Кейнс был прав во всех его теоретических построениях. А можем не соглашаться с этим утверждением, как это сделали те, кто отверг предложения Кейнса о принципах формирования мировой финансовой системы в Бреттон-Вудсе.
Отсутствие объективного критерия оценки результатов исследований создает потенциальную возможность экономической науке в своем развитии уходить от практики.
Есть еще одна проблема. Экономическая наука в своем развитии идет не впереди, а за практикой.
С одной стороны, это проявляется в том, что экономисты могут объяснить экономический кризис только после того, как он случился, поскольку они могут прогнозировать только те события, которые имели аналоги в прошлом.
С другой стороны, все разрабатываемые прогнозные модели и (полу)динамические балансы, какими бы совершенными они нам не казались, насыщены информацией, отражающей состояние объекта исследования в период, предшествующий началу его проведения. Да, мы можем попытаться заложить в расчеты некие тенденции, «омолаживающие» эту информацию, но тогда возникают те коллизии, о которых мы говорили ранее.
Балансы акционерных обществ и рекомендации аналитиков отражают ситуацию не ту, которая будет, а ту, которая была. Возникающие на такой информационной базе прогнозы и рекомендации получаются той же «второй свежести».
Да, в экономике все очень непросто.

Говорят, что нобелевский лауреат по физике Нильс Бор, начиная свой трудовой путь, намеревался заняться экономикой и, только поняв, что этот предмет для него слишком сложен, увлекся ядерной физикой. Обычно эту историю рассказывают с претензией на «понимающую» улыбку слушателей. Хотя это – чистая правда, и заключается она в том, что предмет экономики неизмеримо сложнее предмета физики.
Именно поэтому экономика – не физика.

Для тех, кому интересно, рекомендую: «Анти-Экономикс»:
на русском языке - http://www.stimson.ru/dta/S0101.pdf ,
на английском языке - http://www.stimson.ru/dta/ae.pdf.



Comments

(Anonymous)

Знаете где скачать новый фильм

очень легко [url=http://microsoftt.net/]скачать на высокой скорости с letitbit[/url]