?

Log in

No account? Create an account

August 2018

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com

О пользе дружбы или «Путин, дай порулить»!

Дружить не только приятно, но и полезно.
Подаривший мне свое дружеское расположение Юлий Либ, не забрал его «взад», после того, как прочитал мою работу «Что такое демократия?» ((http://www.viperson.ru/wind.php?ID=441712&soch=1), хотя и мог, поскольку, как мне известно, раскрасил текст всеми цветами своего скепсиса и несогласия.
Невзирая на выявленные расхождения, Юлий принял, основной вывод исследования: «демократия – игра элиты с народом с заранее известным (элите) результатом». Более того, он подарил мне сильнейшую максиму: определив демократию, как форму организации власти, построенную на отрицании элитной иерархии.
Демократия – не власть народа: это миф. Но демократия, это такое общественное устройство, в котором сокращается до минимума поле сюзеренитета.
В демократическом обществе внутриэлитная иерархия вроде, как и есть, и в то же время ее нет. Управление общественным развитием (удел элит), в этом случае, основано на Законе и внутриэлитном договоре, ставшим обычаем и вошедшим в традицию. «Хартию вольности» - помните? Вот оно, то самое: первый внутриэлитный договор.

Из этого следует, что демократии тем больше, чем тоньше (но всему есть естественные пределы) вертикаль власти. Каждый элитарный страт реально, в пределах своих границ, суверенен. Государственная власть не всепроникающая, и поэтому она воспринимается только одним из (наряду с прочими) условий существования.
Демократия включает в себя признанный высшей властью, непререкаемый суверенитет местных и региональных элит: элитарен каждый, имеющий на то основания, и он независим в пределах своего удела. Такая структура элитного сословия не подразумевает прямого подчинения кому-либо, только Традиции, Обычаю и Закону.
Легитимизация независимого статуса местных элит строится на системе прямых выборов. Но это только часть: участие в деятельности институтов гражданского общества – вот основная форма удовлетворения статусных притязаний для тех, кто испытывает в этом жгучую потребность.
Устойчивость такого общественного устройства определяется не силой властной вертикали, а тем, что она не расшатывается, а укрепляется гармонизированными интересами элитных групп на всех уровнях.
И из этого вывод: пытаясь разгрузить гипертрофированную властную вертикаль в России, нужно сильно озаботиться тем, кто (что) примет на себя ее нагрузку. Нужно думать о том, как будут устроены промежуточные, переходные формы управления.
Это большой и сложный труд. Именно в этой связи экстранетерпеливое желание выстроить нечто децентрализованное, но неизвестно какое – вызывает большую тревогу. Быстро только ломается.

Если присмотреться к той общественной ситуации, которая сложилась в стране, то в основе ее лежит огромная претензия образованного класса страны к власти. Как дамоклов меч в России висит вопрос: «За кого вы нас держите?». Элита духа и смысла жизни не желает стоять в шеренге вассалов власти.
Именно в этом истоки и суть непримиримой, агрессивной, позиции, нашедшей свое воплощение в делах и лозунгах российской внесистемной оппозиции.
Да, такая оппозиция маргинальна. Но она, вздыбленная несоответствием быдловатого статуса и внутреннего самоощущения, другой быть и не может – элиты много не бывает.
Интересно, что в противостоянии оппозиции и власти возникла смысловая западня: словами своими гневными оппозиция горой стоит за народовластие: демократии ей не хватает.
Да, ей действительно чего-то точно не хватает, но только это не народовластие. Российский демократический миф, не хуже и не лучше любого иного: существующая власть – власть народа. Правда, это речение будет справедливо, если мы вычтем из этого народа тех, кто себя к подлому (в исходном смысле – простому) сословию не причисляет.
На самом деле оппозиционеры хотят совсем иного. Ее адепты и те, кто слились с ней в неприятии сложившегося status quo, на самом деле всеми доступными силами и способами «намекают» власти на необходимость реального признания факта и НЕЗАВИСИМОСТИ их элитного статуса.
Власти это необходимо понять и действовать адекватно.
Намеченное перераспределение властных функция и полномочий в сторону региональных центров проблемы не решает. Мало того, что все закончится обычным: Центр поделится не властью, а ответственностью. Более важно то, что эта деятельность создает иллюзию перемен, а основное, специфически российское, внутреннее противоречие, питающее оппозиционные настроения, таким образом не разрешается.
Но надо иметь в виду и еще одну особенность российских реалий: вендетта, объявленная внесистемной оппозицией существующей власти не оставляет сторонам поля для маневра. Существующее противоречие по аграрному вопросу: «Кто кого закопает», неразрешимо в рамках демократических процедур.
Поэтому у власти вряд ли есть иной способ, кроме, как обескровливать наиболее радикальные слои, предлагая активной части населения формы псевдоэлитного участия в управлении государством, наподобие ОНФ. Или строить себе оппозицию – что мы видим в проекте «Правое дело».

P.S. Дружите – это полезно.

Comments