?

Log in

No account? Create an account

May 2018

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com

Смысл жизни.

Президент России Дмитрий Медведев заявил, что у власти нет планов вводить цензуру в интернете, однако за публикацию заведомой лжи или распространение детской порнографии надо, по его словам, жестко наказывать.
Предвижу громкий вой, который поднимут борцы за права человека: «Покушение на святое!»

Практически везде, начиная от Всеобщей декларации прав человека и кончая рассыпанными в Интернете рефератами, пишется о ПРИОРИТЕТЕ прав человека.
Совершенно очевидно, что когда речь идет о приоритете, то имеется ввиду деление на первых и вторых. Возникновение правового приоритета у кого-либо означает наличие субъекта, права которого сознательно ущемляются.
Приоритет прав человека ущемляет, как это утверждается повсеместно, права государства. Правовое демократическое государство признаёт приоритет прав человека, ограничивая этими правами свои властные функции. Но кроме гражданина и государства существует еще общество. Как быть с ним, есть ли у общества права? В каком соотношении они находятся с правами личности?
Индивидуальное право, утверждают юристы, это естественное право человека присущее ему от рождения. А коллективные права (права народа, нации, общности, ассоциации) не является естественным, кроме того, их нельзя рассматривать как сумму индивидуальных прав.
Из этого следует вывод: если реализация коллективных прав ведет к ущемлению прав одной личности, значит цели, объединения в такую общность и антигуманны, и противоправны. Почему? Наверное, потому, что права индивидуума являются естественными, а права общества, надо полагать – искусственными.
Здесь можно было бы и уняться.
Ну, какой практический заряд несут эти умствования? Что меняется – право одного выше прав всех (включая и его самого), или нет? Чем реально эти теоретические построения кому-то мешают или помогают?
Ну, имеет гражданин Пупкин свое естественное право на жилище, а жилища не имеет. Вот на этом теория и заканчивается.
Однако, все сложнее.
Обратим внимание на то, что любое общество имеет право на самосохранение. Это действительно не сумма прав на жизнь, которыми располагают все живущие в стране. Это право россиян, например, не исчезнуть, не провалиться в историческое небытие.
А все идет именно к такому концу. Вдумайтесь: сегодня в нашей стране на семилетних девочек меньше, чем семидесятилетних бабушек.
Причем здесь права человека и общества?
А вот причем.
Человеческая цивилизация сформировалась и развивалась под знаком постоянного изменения форм, направлений и методов ведения внутривидовой борьбы.
Поскольку с момента своего появления на этой планете человек не ощущал значительного противодействия со стороны иных биологических видов, то человечество превратило внутривидовой антагонизм (аутолизис) в основополагающий мотив своих действий.
Так было и так есть.
Применяя силу (или угрожая ею) власть лишь изменила форму внутривидовой борьбы. Ограничив, а впоследствии и запретив, борьбу на уничтожение внутри управляемой ею общности, власть тем самым смогла сконцентрировать и направить энергию аутолизиса вовне, на достижение целей, как обороны, так и экспансии. Прагматическая ценность централизованной власти состояла в повышении уровня надежности выживания тех групп людей, которые оказались подвержены властному управлению, превратившись из стада в роды и племена.
Внутривидовая борьба в обществе, как показывает практика, даже в самом политкорректном обществе, не исчезает, она и далее только меняет формы проявления.
Сегодня обычный человек в странах «Золотого миллиарда» лишен возможности добыть дополнительные ресурсы потребления, отбирая их у соседа, как это делали его далекие и не очень далекие предки.
Но выход энергии как всегда находится: аутолизис обращается не вовне, как это было совсем недавно, а вовнутрь.
Еще сто лет назад ребенок воспринимался, как дополнительный ресурс. Он требовал затрат, но он давал и отдачу. Ребенок рассматривался как потенциальный работник и кормилец в старости. Это стимулировало рождаемость. Стимул был такой силы, что возбудил Томаса Мальтуса написать работу: «Опыт о законе народонаселения», в которой он привел аргументы в пользу ограничения рождаемости.
Но человечество обошлось и без рекомендаций Мальтуса.
Эгоизм, умноженный на рост возможностей личного потребления, достаточно быстро разрушает европейскую семью. Целесообразность появления детей, как минимум, перестала быть очевидной.
Внутривидовая борьба в обществе людей является формой реализации свойственного человеку эгоизма. Провозглашение приоритета прав человека и реализация этого принципа на практике является апофеозом эгоизма.
Раньше на пути эгоизма стояли препоны. «Естественно, что… среди очень многих человекоподобных видов, с которыми человек находился в борьбе за жизнь, выжил тот вид, в котором было сильнее развито чувство взаимной поддержки, тот, где чувство общественного самосохранения брало верх над чувством самосохранения личного, которое могло иногда влиять в ущерб роду или. племени» - писал известный анархист Петр Кропоткин. Сегодня эти плотины разрушены. Эгоизм торжествует во всем мире, называющем себя «цивилизованным».
Аборты, презервативы, содомия… - это тоже формы внутривидовой борьбы за потребительский ресурс, но уже с теми, кто потенциально мог и должен был родиться, но уже никогда не родится.
Так свободный в своем выборе человек уничтожает свободное общество.
Возможно, что в этом и есть смысл жизни…

Comments