?

Log in

No account? Create an account

August 2018

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com

Да будет так.

Обратите внимание: наша внутренняя дискуссия, возникшая вокруг украинских событий, имеет своим ядром вопрос выбора суверена для России. Многие считают, что развитие геополитической ситуации приведет нас к состоянию вассальной зависимости. Вариантов, к кому должна прислониться (прибиться, пристроиться, встать в фарватер... в конце концов, преклониться) Россия, по мнению пишущих на эту тему, не так уж много. Да, что там, он один - Китай.

Не будем входить в рассуждения о самобытности, доходящей до уникальности, нашей страны, предназначенной "озарить мир Божественным светом благодати". Ни подтвердить, ни опровергнуть это никому не дано.

Поэтому поговорим о земном.

Обратимся к истокам сегодняшнего мировоззренческого противостояния.
Естественно, что наши державные начала нисходят к временам Орды.
Именно Орда дала России первый и единственный опыт зависимости.
В течение трех столетий перед российской элитой тех времен реально стоял выбор, о котором сегодня рассказывают историки – сохранять сложившиеся отношения зависимости с Ордой, или уйти «под крыло» Запада.
Почему Россия никогда не обращалась к Европе за помощью в освобождении от Ордынского ига?
Объяснение известно: достаточно вспомнить - на чьих исконных землях стоит Берлин. А Орда даже в период расцвета не меняла своей дислокации вне территории Руси. Такое, возможно и забывается, но где-то в генах все равно остается.
Тотальное уничтожение или, на худой конец - онемечивание, и, конечно, искоренение православной религии - вот тот набор, который нам нес Запад.

Какая из европейских стран не участвовала в нападениях на Россию?
Именно сторона захода солнца дышала на нас агрессией всю нашу современную историю. Это дыхание мы ощущаем и сегодня.
Наша коллективно результирующая реакция понятна.
Не понятно иное.
Что движет теми, кто определил для себя западный вектор и настаивает на его единственной верности в качестве направления нашего развития?
В этом выборе отразилась противоречивая роль Запада..
Да, он , Запад, перманентный очаг агрессии, но здесь же находится мощный родник знания - источник цивилизационного импульса.
Решает ли это признание двойственности влияния Европы на Россию проблему истоков постоянного противостояния западников и славянофилов в его современном варианте?
Наверное, нет, тем более, что сегодня в прозападной ориентации мы можем констатировать полную смену приоритетов. Исчезает, ранее присутствующая, патриотическая основа. Сбросить в утиль тебя родившее и выпестовавшее в оплату за возможность ощутить себя приобщенным к европодобным , в последние 20 лет стало уже не надрывной вынужденной мерой, а свободным, не обременительным выбором. Можно констатировать, что в противовес патриотизму возникла некая поведенческая евроориентированная норма.

Так исторически сложилось, что Россия, обреченная своей огромностью на догоняющее развитие, не ощущала влияния восточного центра цивилизацияонного притяжения. Движение к Тихому океану не было «прорубанием окна».
Ни вся Россия, ни ее восточная часть не оказались в сфере влияния иной, неевропейской цивилизационной парадигмы.
Мы в своей истории явно недобрали Востока и перебрали Запада.

Претензии тех, кто уверен в том, что максимум максиморум России, это роль сырьевого придатка, а место ее на задах, успокоенной российской покорностью, Европы, простираются до того, что русская культура способна состояться и развиваться только пропитываясь европейскими ценностями.
А ведь это совсем не так.
Видеть и знать? Да.
Следовать и копировать? Нет.
Не случайно: наше все – Пушкин есть комбинация самого невероятного: африканского происхождения и русского воспитания. Что было бы, реализуйся желание Жуковского (считавшего, что скверное образование давал "убийственный лицей"), отправить его учиться в Геттинген? Получили бы, возможно, еще одного Герцена. Но где в наших с вами мыслях Герцен, где Чаадаев...? И где Пушкин? Именно патриотизм Пушкина есть основа той роли, которую он сыграл в судьбе России. Он создал нашу культуру. Она наша: не пронемецкая, не полуанглийская, не псевдофранцузская... она - русская.
Нравится это кому-то или нет - нам безразлично - но Россия в этом мире была и остается совершенно самостоятельной силой. Величина ее со временем может изменяться, но она всегда есть, и с ней - хотите, не хотите - приходится считаться.
Да будет так.

Comments