?

Log in

No account? Create an account

April 2018

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com

По поводу одного письма.

Открытое письмо «утекших умов» президенту России (http://www.hep.phys.soton.ac.uk/~belyaev/open_letter/) , несомненно, заставляет задуматься.
Но задуматься стоит не только о том, в каком состоянии находится наша фундаментальная наука. Она (если брать по большому кругу) точно в таком же состоянии, как и наше отечественное автомобилестроение.
Есть и другие темы для размышлений.

Мне довелось поработать в Дубне, в ОИЯИ, занимаясь вопросами экономики и организации научно исследовательских работ. По этому поводу общался с Флеровым, Джелеповым, Франком, Лапидусом, Понтекорво и еще очень со многими сотрудниками Института.
Тогда многое узнал и, кажется, кое-что понял.
Запомнился один эпизод.
В компании с Евгением Дмитриевичем Воробьевым, заместителем Г.Н. Флерова по науке и с молодыми ребятами из группы Юрия Оганесяна мы ехали в электричке Дубна-Москва. Все, кто был в этой компании, кроме меня, участвовали в работах по синтезу трансуранов в ЛЯРе – Лаборатории ядерных реакций. К этому времени были получены реальные результаты по 102 элементу, который хотели назвать «жолиотий» в честь Фредерика Жолио-Кюри, а назвали в конце концов «нобелием», в честь Альфреда Нобеля.
Так вот, в электричке возник вопрос: «Зачем?» Зачем заниматься синтезом трансуранов?
- Затем – сказал Е.Д.Воробьев – что в районе 114-118 элементов находится «островок стабильности», элементы живут не доли секунд, а многие годы, а то и столетия.
- Ну и что это даст? – спросил я.
- Интересно! - был мне ответ.
Потом были интересные работы. В поисках стабильных трансуранов ученые спускались в самые глубокие шахты. Была организована экспедиция в район Марианской впадины в Тихом океане (самое глубокое место на Земле – более 11 км.!) , привезли, поднятые из нее железо-марганцевые конкреции – такие симпатичные комочки ржавчины, похожие на яблоки, внутри каждой из которых находился зуб доисторической акулы.
Стабильных трансуранов не обнаружили.
Сегодня синтез продолжается. 118 элемент синтезирован. Но вопрос «Зачем?» остался, и ответа на него, кроме, как «Интересно!» - нет.
Не помню кто (наверное акад. Арцимович), назвал фундаментальную науку способом удовлетворять свое личное любопытство за государственный счет.
Надо ли заниматься фундаментальной наукой?
Надо.
Вопрос в ином – можем ли мы сегодня себе это позволить?
Что порекомендуют нам авторы открытого письма президенту, предложившие себя в качестве консультантов?
Я это знаю – они порекомендуют дать больше денег на развитие фундаментальных исследований.
Насколько больше?
Тут начнутся разночтения.
Есть уровень затрат, который сложился в Европе или в Америке. Он оценивается в процентах от национального дохода.
Можно понять до такого же уровня? Наверное, можно. Трудно. Что то, очень нужное придется «урезать».
А что это даст? Что произойдет в том случае, если затраты будут увеличены кратно?
В принципе – ничего.
Лучшие лаборатории, как и лучшие условия, будут все равно за рубежом. Отток умов не уменьшится, а увеличится. Наши академические НИИ за счет финансовых вливаний несколько поднимут уровень квалификации молодых ученых. Интерес западных лабораторий к ним возрастет. Что их может удержать в России? Ничего.
Подписанты открытого письма президенту уехали в свое время, и новая поросль рванет туда же.
Это – правда.
Понимаю, это - очень горькая правда.
Мы находимся в состоянии, когда наших ресурсов может хватить только на то, что бы обеспечить научный задел в наиболее чувствительных областях. В первую очередь это относится к оборонной тематике.
Мы должны принимать участие в международных проектах, но по мере своих сил.
Привлекать ли тех, кто написал письмо президенту в качестве консультантов?
Это решит президент. Я бы не стал. Ими двигает очень простой интерес. Они достигли своего научного «потолка», затем, как это было уже не раз, взоры их обращаются к управлению наукой. Умеют они это? Нет. Есть ли у них некое уникальное знание в этой области? Тоже нет.
Предложения абсолютно аналогичной содержательности, могут представить и те, кто сегодня живет и работает в России.

Comments

(Anonymous)

> Лучшие лаборатории, как и лучшие условия, будут все равно за рубежом.
Во времена, когда был создан задел Советской науки, лучшие условия для ученых были именно у нас. Это не мое мнение, это я вынес прочитав "Сказки золотой клетки" Франсуа Легара. "Золотая клетка" - это Дубна 60-ых. Хоть и клетка, но заметьте, золотая.
Что сейчас мешает?

Золотая клетка.

Это не совсем так.
В Беркли и ЦЕРНе условия были и тогда лучше.
Мы брали только наличием уникальных мастеров изготовления подложек (это касается трансурановой тематики).
За все время существования Дубны в ней была открыта только одна частица - антисигма (минус) гиперон. На циклотронах традиционно измеряли протон-протонные взаимодействия.
Успехи были очень скромные.
И клетка - выезжали, но родные были фактически заложниками. Я знаю только один случай бегства из ЛЯРа ОИЯИ - Пономарев (если не путаю).
К тому же не было опыта и четкого понимания того, что "там" ждет, плюс воспитание и реальный патриотизм. Наоборот, Понтекорво сбежал тогда к нам.
Ничего подобного сегодня нет.