Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Мы - дети истории.

Есть набившая оскомину фраза: "история не знает сослагательного наклонения". Словом, никакие "что было бы, если бы" - не проходят, не бывают, и вообще, не интересны... Все размышления на эту тему - пустая трата времени, или - что много реже - игра ума. Что выросло, то и выросло. Иного не дано.
Но эта максима никому всхлипывать и причитать не мешает.
Вот и историк А. Янов - http://www.snob.ru/profile/11778/blog/60190 - рассказывает какими неправильными были наши предки. И в XIII веке они совершили непростительную ошибку: предпочли оказаться под татарами, а не под "латинянами".
А если бы...?
Ну, тогда понятно: те, кто ныне влачат свое жалкое существование под гнетом режима, гнули бы этот режим...
Так вот: не гнули бы, а если и гнули, то не те, кто сегодня об этом мечтает, а совсем другие.
Очень сложно оценить и осознать ту неимоверную громаду независящих ни от кого из живущих обстоятельств, которой каждый из нас обязан своему появлению на свет Божий.
И, конечно, невообразимо трудно объяснить возвышающему голос, что в его крике: "Ненавижу прошлое", звучит... самоотрицание.
Но попробую.
Фактом любого рождения совершенно случайно реализован ничтожный, он же - уникально единственный из колоссальности вариантов, шанс. Новорожденный, кроме крови и плоти, несет в себе результат схождения невероятной комбинации обстоятельств, важнейшие из которых, при их систематическом описании, получают название -"история". Именно так: родившийся реализовал абсолютно все описанные и не описанные обстоятельства истории, без изъятия.
Мы все - дети истории, со всеми ее прелестями и ужасами. Именно история неизмеримо дольше и много больше потрудилась над тем, что бы из небытия возник каждый из нас, чем наши биологические родители. История уже на финишном отрезке свела наших пап и мам, нагрузив их обстоятельствами времени и места. Они реализовали предначертание: мы родились.

Никто не знает, как повернулось бы колесо истории не случись Октябрьский переворот (а если кто-то говорит, что знает - значит, он врет). Рассуждения на эту тему бессмысленны. Но один, совершенно четкий и очень нужный для понимания мира, ответ на этот вопрос есть: не возьми большевики в 1917 году власть в России, меня, пишущего эти строки, и всех вас, их читающих - вообще не было бы на этом свете. Не вскипяти и не перемешай революция российский (да и мировой) котел человеческих судеб именно таким, а никаким иным образом, мы с вами не появились бы никогда. Да, были бы другие люди, но не мы.

Когда говорят о преступлениях, совершенных в прошлом, то ответственность отдельных персоналий сводится к их непосредственному участию в тех или иных, резко осуждаемых нами сегодня, деяниях. Но ответственность живущих по меркам вечности много шире. Она только в явной форме формирует негативные последствия для нарушивших установленные требования. Есть и та, которая никогда не наступает, а лишь маячит, как марево в неопределенном прошлом.
Она распространяется, например, и на неосознанное половое мародерство, следствием которого является неопределенное множество ныне живущих и в России, и вне ее.
Возникает некий парадоксальный момент: осуждая свое прошлое мы отвергаем условия, приведшие к нашему появлению на свет.
Посмотрите.
Только то, что был репрессирован S, позволило вашему, господин X, дедушке G вставить свою хромосому вашей бабушке J. А без сталинских репрессий не было бы у дедушки G такого шанса.
Будь жив S, не отдал бы он свою J и поэтому G завел бы детей от Z, но это уже не ваша бабушка.
А вы? Вас, X, в таком случае не было бы вовсе. Вы, с вашей уникальной комбинацией всех параметров и свойств, попали бы в разряд того колоссального множества, чей шанс на рождение так и не был, и уже никогда не будет, реализован.
Но по факту и благодаря всем обстоятельствам, включая самые трагические, родились именно вы. Из небытия, волею обстоятельств, не вышли другие. А вы, X, живете еще и в силу того, что когда-то сталинские опричники расстреляли абсолютно неизвестного вам S. Его смерть дала вам шанс на жизнь. Он реализовался.
"Как причудливо мешается кровь!" - заметил Воланд. Он знал, о чем говорил.
Комбинация случайностей, реализовавших наши с вами рождения является следствием всех, без исключения и изъятия, обстоятельств возникших до нас.
Не случись революции, красного и белого террора, коллективизации, индустриализации, голодомора, войн, лагерей... и на том месте, где мы сегодня живем (и не факт, что оно называлось бы - Россия) обитали бы другие люди: но не вы, и не я. Вот они, другие, и достойны иной, не нашей с вами, участи: лучшей или худшей - вопрос отдельный.
Но их нет. Никогда их не было и не будет. И участи другой тоже нет.

Но в перспективе она есть. С нашим посильным участием.
Помните, у Рея Бредбери в "A Sound of Thunder" звучит предостережение: "Так что будьте осторожны. Держитесь тропы. Никогда не сходите с неё!"

Но это не к нам. Мы - торим тропу.

Дети Интернета.

Мы постоянно демонстрируем, в первую очередь себе, неуклонность собственного прогресса.
Почти исчез голод, уходит нищета, повальная грамотность потихоньку подбирается к никогда недостижимому идеалу -100%…
Расцвела свобода, правда хуже дело обстоит с братством и совсем никудышно с равенством… Но в целом и общем – прогресс. Нам показывают во всех СМИ – как выглядит прогресс.
Да, несомненно, прогресс есть.
Правда, человеческое общество устроено так, что в нем одновременно прогрессирует и хорошее, и плохое.
Есть закон человеческого общества: соотношение добра и зла есть величина постоянная. Ни доказать, ни опровергнуть невозможно.
И если внешне, на поверхности стало больше доброго и хорошего, то непременно есть та область, те сферы, где аккумулируется все иное.
Вы, как я полагаю, понимаете, что речь моя далее пойдет об Интернете.
Именно в его непроходимых и никем не контролируемых глубинах окопалось, разместилось, свило гнездо и развивается с неизвестной никому скоростью все то, что можно определить одним термином: скверна.
Интернет принимает это зло и помещает его на определенную полку.
Навечно.
Интернет – склад.
Он ни в чем не виноват.
Но кто же виноват в том, что этот склад содержит в себе все возрастающее количество грязи и нечистот?
Кто виноват в том, что люди, заходящие на этот склад, становятся иными. Анонимность и безнаказанность позволяет реализовать любые самые гадкие изыски души.
Да, Интернет мощнейший инструмент общественного и научно-технического прогресса, но в нем самую большую долю (13%) занимают порносайты, по посещаемости они твердо стоят на первом месте.
Интернет - пространство абсолютной свободы.
Но абсолютной свободы не бывает – это хаос.
Очередной герой отстрелялся. В этот раз шесть погубленных душ. Манифест поддонка где? В Интернете.
Тела обмыли, уложили, похоронили.
И вновь на поверхности все стало по-прежнему: нежно и благостно.
Вот так и будет… сколько времени будет так?
Удовлетворимся тем, что не так часто из глубин извергается нечто приводящее нас в ужас. Это происходит тогда, когда на поверхность выходят дети Интернета.
Интернет, позволяющий мгновенно стать всемирно-известным, сформировал поколение новых Геростратов, желающих и могущих заявить о себе. Они хотят любыми путями выйти из тени многомиллионной обыденности...
Они ищут способа войти в историю.
И находят.
В потенциале это - массово.
Множится ряды тех, кто готов делать ЧТО УГОДНО в обмен на минутную известность…. Они купаются в ней, отправляя для этого в небытие тех, кто случайно оказался на их пути.
Такие они – дети Интернета: уж если они появляются, то дают всем просраться по полной программе…
Возникает ужас.
Но длится он совсем недолго: от убийства до похорон.
Пока недолго.
Пока?

Перед ребятами неудобно.

Валерий Морозов на сайте "СНОБа" поделился своей версией объяснений поведения Абрамовича ( http://www.snob.ru/profile/23916/blog/43065 ) в процессе с Березовским.

А что случилось-то?

В. Морозов описал сказанное Абрамовичем в Высоком Суде так: «Все…ложится в одну тему: Я не виноват, меня заставляла это делать система. Вершина: заявление о том, что в России опасно работать чисто, открыто, прозрачно. Вот Ходорковский попытался работать прозрачно, открыто, по европейским и международным стандартам. И чем кончил? Вот и я был вынужден приспосабливаться к власти и ее требованиям».

Ну и вывод?

Он прост: «…заявление о том, что Ходорковского преследуют, посадили в тюрьму именно за его попытку ввести в России цивилизованный бизнес, не может рассматриваться никак по-другому, кроме как выступление против Путина и его режима».

С такими заявлениями – либо в Лондон, либо на Канатчикову дачу.

Третьего не дано. Вроде как.

Думаю, что Морозов ошибается,

Почему?

Да потому, что сказанное Абрамовичем давно стало «общим местом» в выступлениях и публикациях всех тех, кто по тем или иным причинам демонстрирует свою оппозиционность существующей в России власти.

И что с ними случилось?

Что случилось с тем же самым Морозовым, после того, как в нем (с его слов) проснулась храбрость?

А ничего. То есть ровным счетом ничего не случилось.

Оттащили миску госзаказа на недосягаемое для языка расстояние? Так вот язык и освободился.



Второй и не менее важный вопрос: зачем?

Отстраненный наблюдатель не может не видеть, что в стриптиз-шоу, устроенным двумя гигантами мысли, один их них показывает свои мерзкие воровские гениталии, приоткрывая прорези в наброшенной на себя тоге отца русской демократии. Другой делал до определенного момента то же самое, но с экипировкой была, прямо скажем – беда.

Да, конечно, суд в Англии самых честных правил, но когда дело нешуточное, то любой штрих важен. Вот и адвокат Абрамовича понял: позиция, выбранная Березовским, выступающим в роли страдальца от режима – выигрышная. Незримо витающая над Абрамовичем тень путинского покровительства – опасна. При отсутствии четкости и внятности в документах и показаниях, убеждения высокой судьи могут сильно зависеть от того, воспринимает ли она происходящее, как ристалище между (пусть и не безупречным, но ) представителем демократического добра, и осколком гнусно-путинской скверны.

Надо было попытаться разрушить это впечатление. Поэтому по адвокатскому совету - в ответе на им заданный вопрос - и появился этот фиговый листочек: хотел-де он по честному, но…

Когда хотел?

Вроде бы события, рассматриваемые судом, относятся к середине 90-х. В те времена супротивная Абрамовичу сторона не только ему (и другим) покровительство оказывала, но и правила игры устанавливала.

Но это же – делали. О них ныне в России многие стараются не вспоминать, а лондонской судье даже и вспоминать-то нечего.



Абрамович сражается за капиталы (хотел написать – «свои», да как то рука не поднимается).

В нем, как и в Морозове проснулась честность.

Как и Морозову, это пробуждение Абрамовичу путинскими карами не грозит. Знает Роман, за что мотает свой срок Ходорковский. За ЖЕЛАНИЕ вести бизнес по-честному посадить невозможно. Даже в России. Особенно, если желание просыпается в момент, когда бизнеса уже и нет.



Абрамович рискует не более, чем герой старого анекдота, который за обещанную немцам корову выдал им партизан. Партизан повесили, а корову не дали. Вот герой и сокрушался: «С коровой обманули, и с ребятами получилось как-то неудобно».

Ничего «с ребятами» Роман Абрамович, как-нибудь объяснится. Они ведь не дураки, понимают: ничего личного. Только бизнес.