Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Только одна фотография (выпуск пятый)

Продолжим? Начало здесь – http://satimson.livejournal.com/328397.html
Сегодня я хотел бы поговорить о живописи.
Для меня совершенно ясно, что фотография убила изобразительное искусство. То, что от него осталось, представляет собой попытку прямого (в отличие от опосредованного через понятные художественные образы) воздействия на человеческую психику, в наивной (а может быть и авантюрной) надежде эмпирически найти желанный способ получения сильнейшей эмоции. Абстрактная (и тяготеющие к ней формы) живопись является полной аналогией попытки зубилом «наобум лазаря» залезть в человеческий мозг, предполагая, что это может вызвать в нем чудесные ощущения высшей пробы.

Но, все-таки, фотография внесла в искусство свою лепту. Она оказалась способной выразить нечто такое, что недоступно реалистической живописи. Она смогла довести случайный момент до уровня некой возвышенной идеи.

Именно об этом думаю я, глядя на эту фотографию.

Тренер

«Если бы молодость смела
Если бы старость могла…»

Эпиграмма

Мой большой друг постоянно подпитывает меня ссылками на произведения популярного автора. Но он мне написал, что "дележка" материалом, не означает безоговорочного, да и вообще никакого согласия с ним.
Поэтому рискну тиснуть здесь эту эпиграмму.

Тяжелый зад и вялый член
КС. Он извергает праведные чувства.
Сединами в боях болотных убелен,
И болтовню поднял до уровня искусства.

А может он искусство опускает?
Оценки разными бывают.


В плену у х.я.

Страсти по поводу Pussy Riot несколько поостыли. Можно включать головы. Все стало на места. И поведение адвокатов жертв режима ожидаемо понятно: жена Фейгина зарегистрировала товарный знак «Pussy Riot» - и это правильно: в хорошем хозяйстве и триппер дорог.
Но история "Бешенных п..д", это – в общем-то, повторение пройденного.
И номинация же не умеющих ни петь, ни играть, ни плясать девиц на разнообразные премии, включая премию Сахарова, - тоже ремейк.
А вот присуждение национальной премии произведению «Х.й в плену у ФСБ», созданным автором по имени A&Я - это был действительно огромный знак.
Знак чего?
Знак беды.
Большой беды.
Большой эта беда является потому, что пресвященная часть моего Отечества особой беды в этом факте (и всех из него, включая Pussy Riot, не видит: «Подумаешь, эка невидаль – х.й на мосту нарисовали, а девочки в церкви поплясали»
Вопрос ведь не в том, что они (авторы нетленного произведения с членом ) нарисовали, а что они хотели этим выразить и что поняли и те, кто присуждал им премию «Инновация», и те, кто с неослабным вниманием следил за процессом прохождения того, что называлось конкурсом.

«Все возвращается на круги своя» – говорится в Ветхом Завете.
Так и есть.
Искусство начиналось с того, что человек на стене пещеры оставлял изображение какой-либо части тела. Тогда это чаще всего была рука.
Сегодня это – х.й.
Вот и весь прогресс.
Появилось новое направление в искусстве, его можно назвать «быдлизм художественный» - скотство, возведенное в ранг искусства.
Пещерному дикарю в лоханку с краской свой половой член засунуть и приложить к стенке в голову не пришло. У него ума только на ладонь хватило.
А доблестным лауреатам премии «Инновация» - пришло.
Поэтому они и победители, и выразители всего самого прогрессивного, что в искусстве современном ныне есть.
Правда, этот х.й – не совсем х.й, а х.й показанный ФСБ. Вот в этом и состоит суть искусства. Pussy Riot не на амвоне плясали, они Путина тем самым гнобили.
Путин этой пляски точно не видел. Видел ли премированный х.й сам (!) ФСБ неизвестно, но страна насмотрелась вволю.
Если вы покажете свой х.й десятилетней девочке в парке, вы – подонок, а покажите это же бывшему полковнику КГБ и вы сразу из мерзкого эксгибициониста становитесь творцом. А если при этом еще и по зубам получите, то мгновенно превратитесь в особу, гонимую властью за свободу творчества.
Что же произошло?
Рухнули с дуба?
С ума сошли?
Е.нулись?
О.уели?
Нет.
Ausdruck.
И обратите внимание – наши мэтры: ну хотя бы те, кто подписал письма «за» Pussy Riot - они молчат о сути.
Никто из них не сказал ничего. А из этого следует, что они согласны видеть искусство в облике непотребства. Совесть нации согласилась видеть в абрисе фаллоса, воспарившего над Невой, или в кривляниях перед алтарем искусство достойное награждения. И кто они после этого?
Позвольте поинтересоваться, а что будет дальше?
Говно? Было.
Жопа? Была.
Блевотина?
Моча?
Трах в музее?
Все это уже было.
Чего не было? Что же нам еще ждать?
Прогресс в искусстве, идущий по направлению к надписям в сортире Казанского вокзала – родил прогрессивистов. Восторгу гламурной публики нет предела – найдены новые формы самовыражения.
Нет, господа, это иное: это - явные симптомы самовырождения.
И это – беда. Большая - вы в плену у х.я.

Великое в щелочку...

Ходите ли Вы в музеи дорогой мой читатель?
Посещаете.
А зачем?
Что за странный вопрос?
А, в общем-то, в этом вопросе нет ничего странного: не могу же я предположить, что все эти люди ( а, возможно, и Вы среди них) пришли пообщаться с бессмертным творчеством Леонардо Моной Лизой в такой, по-броуновски закрученной, толпе?



Я раньше тоже ходил в музеи на экспонаты любоваться. Был у меня такой период, когда в Эрмитаж, в сопровождении профессионального искусствоведа ходил как на работу - каждую неделю по субботам и воскресениям. Восполнял недоданное советским провинциальным воспитанием. Помогло. Но мало.
Знания есть, проникновения в суть – не хватает. Не всегда получается.
Мне думается, что часть причины (если оставить в стороне мои способности, с уничижительной оценкой которых я заранее согласен) состоит в том, что атмосфера хорошо оформленного склада изобразительных искусств не способствует перерастанию знания в понимание: суперконцентрация гениального и великого неизбежно девальвирует каждую «единицу хранения». Подумайте, мы, в большинстве своем, ходим не к Рембрандту или к Микеланджело - мы идем в Эрмитаж и в Лувр.
Очень разные это походы.

И я теперь хожу в музеи наблюдать за публикой.
Наблюдение за наблюдающим – как известно – высшая ценность.

А наблюдающих становится все меньше. Их вытесняют снимающие.



Люди снимают – они, наверное, знают, зачем это делают. Они, возможно, лучше видят прекрасное и великое сквозь щелочку своих замечательных фотоаппаратов.

Но не исчезли смотрящие и где-то даже встречаются видящие.



В шуме щелкающих затворов, озаренные (запрещенными) вспышками они пытаются понять.
Что?
У меня складывается впечатление, что очень многие силятся понять причину вселенской популярности находящихся в пределах их прямой видимости творений великих мастеров.
Посмотрите на эти две фотографии.
Они сделаны в разное время, но в одном зале Лувра - в зале Венеры Милосской.



Запечатленная на этой фотографии дама, находится в состоянии глубочайшей уверенности собственного эквивалента Афродите с острова Милос. Она это жизнеутверждает. Она осознала, что волею исторического случая не та модель оказалась в том месте, где ваял Агесандр Антиохийский. Ну, не повезло немного Агесандру.
Второй случай сложнее.



Обратите внимание на взгляд обращенный на Венеру (светлое – это мрамор ее тела). Он говорит :«Ну что в тебе уж такого, особенного?».
Здесь – ревность.
Почти по Маяковскому: «… ревнуя к Копернику, его, а не мужа Марьи Иванны считая своим соперником…»

Встречается и состояние первозданного интереса.







Посмотрите на эти лица. Они хотят видеть и, возможно, им будет дано увидеть.

Мне сильно повезло. Можно сказать - сказочно!
Я видел, как человек проникается великим, высоким и чистым.
И могу показать это вам.
Смотрите:


Вот этот взгляд, обращенный на Мону Лизу.

И здесь почти тоже, почти так же…



Но фотоаппаратик в ручке заметили? То-то и оно. Приближается технический прогресс.
Идет прогресс.
Ведет прогресс.
Куда?