Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Почему у врачей ужасный почерк?

Всем известно, что врачи во всем мире пишут истории болезней и рецепты очень плохим подчерком.
Интересно: почему же у всех врачей такие проблемы с каллиграфией?

В процессе наших человеческих взаимодействий мы выступаем в одной их трех возможных ипостасей: мы либо мастера, либо инструменты, либо предметы.
Это не социальный статус – это несколько иное. Это распределение ролей в процессах межличностных взаимодействий. Для парикмахера, например, и самый важный, и главный, и богатый клиент, все равно – предмет.
Мы играем свои роли, мы меняемся ролями в зависимости от обстоятельств.
Престижней и комфортней всего чувствовать себя мастером. Все хотят играть только роль мастера. Но так в жизни не бывает.
Лечащий врач – несомненно, мастер. Но, заполняя разные неизбежные бумажки, он превращается в пишущий инструмент. Все в мастере-враче протестует против его применения в данном (низшем) качестве - отсюда и возникает фронда, а почерк лишь ее внешнее проявление.
Попытайтесь понять, в каком качестве вы находитесь по отношению к людям, окружающим вас и, возможно - суть многих конфликтов (явных или скрытых) станет вам понятна.
Кем считает себя водитель такси?
Несомненно – мастером.
А вы его?
Скорее всего - инструментом, с помощью которого вы решаете свои задачи по перемещению в пространстве. Вы относитесь к нему адекватно вашим представлениям. А он обижается. И по-своему он прав потому, что вы для него – предмет.
Хотите изменить отношения – относитесь к водителю, как к мастеру.
Охранник, проверяющий ваш пропуск. Кто он для вас? Инструмент.
А кто вы для него? Предмет проверки.
Но охранник постоянно стремится играть роль мастера, вольного самостоятельно решать: «пущать» или «не пущать».
Здесь уже возмущаетесь вы.
Или еще: вас «шуганула» уборщица: «Ходют тут всякие, грязь таскают».
Что стоит за конфликтом?
Уборщица, будучи, по сути, инструментом, имитирует состояние мастера, определяя вас, в качестве предмета, своим проявлением препятствующим осуществлению процесса.
Продавец тоже – инструмент. И он это понимает. Поэтому не каждый может быть продавцом. Есть люди, для кого это, «инструментальное» состояние нетерпимо до такой степени, что они ненавидят и себя, и всех окружающих.
Вы, приходя в магазин, становитесь для продавца очередным предметом. Не хотите быть предметом, хотите стать мастером-шопинга? Тогда вам - в бутик. Там с вами сыграют в эту игру. Но за это придется доплатить.
Феномен взаимодействия в связке "мастер - инструмент - предмет" со сменой мест и позиций, давно занимал меня. Натерпевшись за жизнь от всякой самоутверждающейся именно на мне обслуге, я даже вывел формулу: «Каждая блоха на своем месте хочет выглядеть тараканом». Но истинная суть этой коллизии мне открылась много позднее.

Отмечу, что большое значение ступенчатость взаимодействия.
Если вас обслуживает «инструмент» - это одно.
Но если вас пользует "Мастер" – совсем иное.
В связке «мастер – предмет», в том случае, когда разница профессиональных потенциалов стремится к бесконечности, часто возникает искра восхищения, а иногда и обожания. Так возникают люди-легенды: врачи, певцы, адвокаты, актеры…

В жизни важно постоянно правильно позиционировать себя. Мастер должен понимать, что роль предмета не комфортна, а Предмет должен понимать свою роль и занимать именно ему отведенное место. Поэтому, если вы не хотите растравить в вашем лечащем враче зверя, постарайтесь не давать ему рекомендаций по поводу лечения. Попытайтесь не учить водителя управлять машиной. Предмет, пытающийся играть роль мастера – самый сложный, если не клинический, случай в человеческих взаимоотношениях. "Дурак с инициативой" - краткое, но очень часто встречающееся описание такого состояния.
Интересно, что в наших семейных отношениях мы играем те же самые роли: мастер, инструмент, предмет.
Мужчина, вкручивая лампочку, чувствует себя мастером. И не дай Бог жене показать, что она видит в нем только закруточный механизм.
И вам, мужчинам, я не советую идентифицировать ваших жен у плиты в качестве инструментов по приготовлению борща. Считайте (или делайте вид, что считаете) их мастерами, вне зависимости от вкуса приготовленного блюда, и покой в семье вам гарантирован.
В постели? И то же самое, но и самое сложное. Превращение партнера в предмет – верный путь к тому, что вы окажетесь инструментом, предполагающим возможность его замены.
Полный комфорт в половых отношениях обеспечивает только соитие двух мастеров, если иное не предусматривается вашими ролевыми играми.

Вы, наверняка слышал: «Будь проще, и люди потянутся к тебе». В этой шутливой присказке заложена большая правда: правильно оценивайте себя и других. Не играйте чужих ролей. Играйте свою. Но хорошо.

Диагноз.

Можно ли понять природу подтасовок, сопровождавших избирательную компанию в Думу, выявить природу этой болезни?
Попробуем.

В основе заболевания лежит порок, изначально заложенный в систему оценки деятельности высших региональных чиновников.
Это очень старая проблема: есть деятельность, и есть ее оценка. Как говорят в Одессе - две большие разницы.
Если система работает на доход, работает на прибыль, то тогда все более менее понятно. Прибыль и доход, их наличие, динамика определяют качество работы фирмы.
А если система имеет внеэкономические цели: школа, больница, университет, армия, область, наконец… ?
Вот здесь и возникает эта извечная проблема, о которой так много говорят во всех странах мира, но решать ее никто и нигде так и не научился: как объективно оценить содеянное?

В нашем случае задача оценки результатов деятельности, применительно к субъектам Федерации, решается традиционным, достаточно убогим способом: придумано множество (43) показателей:
- Объем валового регионального продукта.
- Объем инвестиций в основной капитал (за исключением бюджетных средств) в расчете на одного человека.
- Реальная среднемесячная начисленная заработная плата работников в сравнении с предыдущим годом и т.д. и т.п.
Вот эта масса данных и должна показать – хорошо или плохо работает конкретный губернатор.

Интересно, что здесь новая страна – Россия, наступила на старые советские грабли.

Экономики в СССР не было. Была игра в экономику: все говорили про эффективность и про то, как ее надлежит поднимать.
На самом деле вся система управления Страны Советов была ориентирована не на эффективность, она поклонялась молоху объема – показателю объема производства товарной (валовой) продукции. Нет, показателей «спускалось» и «доводилось» до предприятий огромное количество. Но этот был самый главный, решающий и определяющий – выполнение плана по объему.
Почему сложилась такая система – разговор долгий. Желающие могут найти ответ на это вопрос здесь – «Анти-Экономикс», гл. III. (http://www.stimson.ru/dta/S0101.pdf )
Сегодня нам важнее понять, как ведут себя люди, попадающие в «жернова», когда личное выживание руководителя зависит от цифры, от показателя.
Представьте.
План выполнен на 100% и ты – хороший. А если 99, 999999…? Тогда ты – почти преступник.
Выполнил план - и тебе простят и убытки, и рост травматизма.
А если не выполнил? Тут подход суровый – ответишь головой. За все вместе и за пром(анти)санитарию и за плохой суп в рабочей столовой.
В такой ситуации люди ведут себя биологически оправданно. Они стремятся обеспечить высокую степень надежности выживания. Надежность, как известно достигается резервированием и дублированием. Все, буквально все стремились получить (снабжение) из общей системы, как можно больше, а дать ей (принять план) как можно меньше. Надо один станок - заказывай десять! Это была целая система постоянной борьбы, в которой всегда побеждал нереальный, невыполнимый план. Ты сам его себе и сформировал, заказывая в Госснабе или в Госплане трехгорбого верблюда, когда тебе и одногорбого было «за глаза и за уши». И так действовал каждый.
И что дальше?
Дальше было так: нереальные, невыплнимые планы «выполнялись». А иногда и перевыполнялись. Как?
Как угодно: варварским использованием оборудования, сверхурочными, нарушениями техники безопасности.
И при этом до плана не хватает?
Тогда нарушаем («упрощаем») технологию: заменяем пропитку окунанием… - гоним откровенный брак.
Все равно мало?
Тогда остается последнее сильнодействующее средство – приписки.
И так - везде. И так - все!

Какое все это имеет отношение к недавно прошедшим выборам?
Самое прямое.
В выборный год все показатели оценки деятельности губернатора гроша ломанного не стоили перед одним: уровнем любви народной к «Единой Росси». Логика проста: если ты хорошо работаешь, то у тебя в области и народ души не чает в «ЕдРе». А если народ не расположен к «медведям»? Значит, так ты работал. И место твое в другом кресле, а может быть и на скамье.
И эта "логика" совершенно закономерно транслируется ниже: в города, в районы, в поселки и села...
Уверен, что никто в Москве не обучал фальсифицировать народное волеизлияние, также как директоров советских предприятий никто не инструктировал, как выполнять план любой ценой. Сами учились. И сегодня учатся. Жизнь подсказывает.
Если твое выживание в приятном тебе качестве зависит от какой-то циферки, то рука сама тянется эту цифирь «поправить».
И Чуров, сконцентрировавший на своей скромной персоне весь общеросийский негатив, на самом деле - "козел отпущения", без вины виноватый. Он данные не фальсифицировал. Он такие уже получал готовыми и абсолютно честно складывал их столбиком и разносил по графам.

Демократия – плохая система, говорил Черчилль, но лучшей - нет.
Демократия заставляет «заигрывать» с населением, заниматься популизмом, демократия снижает степень управляемости страны из единого центра. Все это так.
Но демократически выбранные губернаторы не нуждаются в многотомьи анализов своей многотрудной деятельности – показатель у них один: «выбрали», или «не выбрали».
Идеальных систем нет. Но это не отменяет желание к ним стремиться.

Глубинный смысл «Колобка».

Не смотря на свою оппозиционную ангажированность, писатель Д.Быков не чурается выставиться с мнением/комментарием в газете «Известия», неоднократно клеймимой непримиримыми за прокремлевскую ориентацию.
В очередном (вчерашнем) комменте автор обратил свое внимание на «Странную историю доктора Джекила и мистера Хайда» Роберта Льюиса Стивенсона. Напомню – эта повесть была издана в 1886 году. Сей автор был бы много удивлен, узнай он,то, что написал о его произведении Быков. Стивенсон оказывается «предсказал не только провластные молодежные организации (это - в России!), но и саму тандемную структуру власти, поскольку описанный им тандем узнается во множестве исторических ситуаций - до сравнительно недавних и близких параллелей».
Это заключение, ставящее Стивенсона на много ступеней выше Мишеля де Нотрдам, известного как Нострадамус, является достаточно четким доказательством того, что Д. Быков подвержен Синдрому Поиска Глубинного Смысла.
«Это заболевание, известное также как синдром школьных уроков по литературе проявляется в непреодолимом стремлении искать глубинный смысл в любых произведениях искусства. Иногда подобное стремление является следствием паранойи». Так анамнез этой болезни, поражающей интеллектуалов и учащихся старших классов, описывается на сайте «Луркоморье».

Чего хотелось бы пожелать автору? Желаю преодолеть любовь к эффектным, но гниловатеньким приемчикам.
Примеры? Их есть у меня.
Пишет Быков: «Но в России, кажется, из всего Стивенсона до сих пор лучше всего знают "Остров сокровищ" - потому что там про пиастры, пиастры, пиастры...»
Дмитрий Львович, а в других странах, как дело со Стивенсоном обстоит? Там, что - поголовно все «Пентландским восстанием» зачитываются?
Или как?

Фото номера:
"ПОЛИТИЧЕСКИЙ"